Türkiye’ye Karşı “Kaygı İttifakı”

Откуда это, наверное, удивитесь вы, на самом деле вы правы. Чтобы избежать формулировки «террористический союз» против Турции, я решил выразиться более «вежливо» и «дипломатично», как это делают наши коллеги. Потому что, резкое и решительное возвращение Турции к своему ближайшему окружению начало создавать глубокую тревогу и поиск новых решений во многих частях, особенно в западных странах.

В данном контексте, ответный дискурс, похожего тона используемый против присутствия Турции в Африне после Джераблуса, Аль-Баба и Идлиба, которое при этом в предстоящий период ожидает дальнейшее расширение, разрушая имперские игры на поле, конечно, не может искользнуть от нашего внимания.

Это все наверное из-за возможных серьезных последствий, которые могут вывалиться на их головы, из-за твердой позиции Турции и вероятных рисков, которые все еще трудно предугадать. На данный момент они, кажется, предусматривают такую позицию более подходящей в сложенной ситуации.

В таком же положении, скорее всего, находиться некоторые «конъюнктурные союзные страны», до сих пор действовавшие вместе с Турцией. Эти союзы «конъюнктурные» потому что, как видится, их сотрудничество и партнерство с Турцией имеет разумные пределы. Впоследствии они планируют продолжить незавершенные «разборки». Это же, в свою очередь, создаст свои следующие пределы…

Угрозы Анкаре под «тревожным соусом»!

Вышеупомянутые доводы, я уверен, приобретут четко выраженные черты, с моими последующими конкретными примерами, и положение Турции, окруженное «кольцом друзей и союзников» проясниться. Для этого советую идти назад, начиная с последних заявлений…

Первое заявления сделала Федерика Могерини, Высокий представитель ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности, вчера выступая в совместном пленарном заседании по вопросу «Права человека в Турции» и «Ситуация в Африне» в Генеральной Ассамблее ЕП.

«Обеспокоенная» тем что, операция в «Африне» может создать гуманитарный кризис и негативное влияние на политические переговоры в Сирии, Могерини предупредила о возможных последствиях, в случае пренебрежения этих опасений, показав тем самым «дубинку под войлоком»: «Открытие новых фронтов – не решение, и боюсь, что это не обезопасит Турцию. Истинная безопасность может быть достигнута только в результате согласованного политического решения. Мы считаем, что военные операции должны быть сосредоточены только на организациях, находящихся в террористическом списке Организации Объединенных Наций».

Это не первое тревожное заявление Могерини! Потому что, 22 января 2018 года в выступлении перед прессой, после начала турецкой операции «Оливковая ветвь», она говорила то же самое. Но тут свои неоднозначные слова «Открытие новых фронтов» и «Не обезопасит Турцию» она произносит в первый раз.

Другой примечательный момент – это то, что в день, когда Могерини делала это заявление, Государственный секретарь США Рекс Тиллерсон также объявил всему миру, что «обеспокоен» операциями Турции в Африне.

Подобную обеспокоенность и «дубинку под войлоком» можно увидеть и у пытающегося показать себя «другом» Турции французского президента Эммануэла Макрона. Заявляя, что операция «Оливковая ветвь» Турции в Африне не должна превращаться в оккупационную операцию на Севере Сирии, и что в противном случае это обернется большой проблемой для самих, Макрон свое истинное намерение показал следующим образом: «Анкара должна координировать операцию «Оливковая ветвь» с западными союзниками.

Вот тут и кроется суть дела. Запад проводить операцию в Турции, а оказавшись перед решительным сопротивлением, пытаются надавить на Анкару и ограничить ее присутствие на поле, словно призывая «Давай, как в старые времена, будем вместе, и проблемы будем решать вместе». Другими словами, это называется «поиск принудительного союза»!

Между тем Организация Объединенных Наций (ООН), основная миссия которой заключается в сохранении мира, стабильности, безопасности и прав человека в мире, включается в эту кампанию. Пресс-секретарь ООН Стефан Дюжаррик, 19 января, еще до начала операции, поспешно делая заявление, объявил операцию Турции в Африне «тревожной». Очень редко мы видим ООН настолько «чувствительной» и «предотвращающей»(!)

 «Бесполезные» заявление!

Нас же огорчает заявления стран, которых мы знаем как друзей и соседей, и беспокойства, которые стали последствием этих заявлений. По мере роста таких заявлений, президент Реджеп Тайип Эрдоган на заданный вопрос был вынужден ответить: «Я не хочу предполагать, что Россия и Иран примут какую-то позицию, которое вы имели в виду».

Мои читатели, осведомленные двумя предыдущими записями, очень ясно понимают, что я имею в виду (Если следует напомнить, то это «Дилемма «Курдской карты» России» и «Восток от Евфрата – это «Запад Ирана?»).

Подтверждения моим беспокойствам пришли от президента Ирана Хасана Рухани. Это был первый раз, когда Президент Рухани коснулся темы операции «Оливковая ветвь» Турции в Африне.

Выступая на пресс-конференции с участием местных и иностранных журналистов, Рухани, назвав военную операцию «бесполезным», сказал: «По региональным вопросам у нас очень хорошие отношения с Турцией и Россией. Но наша принципиальная убежденность состоит в том, что ввод армии одной страны на территорию другой страны должен зависеть от разрешения государства и просьбы того народа. Если народ и государство против этого, то мы в принципе не находим такие действия правильными. Наше желание – скорейшее окончание этой операции, потому что там с одной стороны погибают и наши турецкие братья, а с другой курды».

Если поставить вместе текущую внешнюю политику Ирана с этим заявлением, единственное что можно сказать – это конечно: Без комментариев!

В заключение можем сказать, что страны, еще вчера конфликтовавшие между собой, рассматривают Турцию как выход из своего глубокого кризиса последних дней. Что действительно беспокоит – это то, что произносимые пока в оборотах речи среди стран -«врагов/противников» тревога перед Великой Турцией может обратиться в действие…

Сколько бы они не тревожились, время уже упущено, и «спящий гигант наконец проснулся!»