Свое конечное слово хочу сказать в начале: мусульмане-рохинья оказались жертвами глобальной борьбы за власть. Остальное всего лишь писаная история, как и в предыдущих примерах…

В последних своих статьях я обращал особое внимание на следующее обстоятельство: Президент Дональд Трамп 22 августа в своем выступлении на военной базе Форт-Майер, целился не только на Афганистан и Пакистан. Под Пакистаном и Афганистаном он нажал кнопку по новой стратегии, дестабилизирующей Центральную и Южную Азию.

Читатели должны помнить. Название моей статьи за 24 августа было точно таким: «Новая стратегия по Афганистану» и Пакистан: В «Большом Ближнем Востоке» нажата кнопка Южной Азии». Там я писал, что Трамп дал конкретные сигналы того, что будет проводить политику грубой силы в отношении Центральной и Южной Азии, и что одной ногой эта стратегия коснется и Пакистан.

Соединенные Штаты и другие военно-морские державы вот-вот потеряют господство над «Островом Земли» (Евразия). Поэтому им нужна «превентивная война»! А адресовано это все союзникам новой растущей силы – Китаю и его ближайшему окружению.

Мьянма также является ее важной частью. Как я уже указывал ранее, Мьянма является основным коридором для Китая против США. Если США перекроет Малаккский пролив, Мьянма окажется большой гаванью Китая для выхода во внешний мир.

Проблема не только в портах, построенных в Мьянме, но и в проложенных трубопроводах. Потому что, Китай в своей политике энергетической безопасности на глобальном уровне имеет сильную энергетическую дипломатию/деятельность в Мьянме и Бангладеш. Поэтому есть и энергетический аспект этого вопроса.

Все предельно понятно. После этого выступления (Трампа), когда в Афганистане, Пакистане и Кашмире запущены живые бомбы, в Мьянме «буддийские террористы» с солдатами-убийцами, связанными с диктаторским режимом отправились на охоту мусульман.

 «Частичная ядерная война» вокруг Китая?

Между тем, США, что одновременно обостряет контролируемый северокорейский кризис, как я уже говорил, хочет ввести ограниченную ядерную интервенцию в регионе. Альтернатива для Афганистана, которая активизировалась после 11 сентября, позднее включила Пакистан, а вот теперь добралась и до Северной Кореи.

В то время как Пакистан и Северная Корея являются мишенями, Индию пытаются вывести на передний план в качестве сильного союзника. Здесь я хочу обратить ваше внимание на одну вещь. Важнейшей общей чертой этих трех государств является то, что они владеют ядерным оружием, и на грани их использования. Соединенные Штаты пытаются перевести это обстоятельство на пользу себе.

Поэтому с каждым днём становится все очевидным, как США проводит политику «сдерживания и изоляции» Китая, подвидом «ядерного терроризма» в регионе. Эта же угроза была сделана Пакистану, что имело противоположный эффект. Так как, Пакистан является самым важным союзником растущего Китая.

Границы Китая– новая зона мисси ИГ?

Китай понимает, что США фактически нацеливают эту угрозу им и 23 августа, через день после событий, официальный представитель МИД Китая Хуа Чуньин отметила, что Пакистан «находится в передних рядах» в борьбе с терроризмом, и что страна внесла огромный вклад и сделала большие жертвы для этого. Китай сказал администрации Трампа, говоря простыми словами, «не одурачишь» и «только попробуй».

В то же время следует подчеркнуть, что такое Китаю не впервой. Еще в мае 2011 года администрация Пекина объявила, что воспримет возможную атаку на Пакистан со стороны США как на себя. Помимо этого, Китай также сознает политику Соединенных Штатов для Индии. Поэтому, обе стороны, похоже, решили пока что заморозить конфликт «Плато Доклам», где кипели страсти двух соседей.

Таким образом, в вопросе с Пакистаном Китай не оставил поле в руки США, как и было с Северной Кореей. Индию тоже предупреждают, чтобы она следила за своими действиями. Из-за этого игра с каждым днем становится все жарче.

Китай и ее непосредственное окружение, которые бросают вызов США, в ближайшие дни могут стать местом интенсивных террористических атак. В этом контексте Южная Азия, по-видимому, является адресом новых опосредованных войн.

Помимо буддийского террора, я говорю о сталкивании здесь террора ИГ. Не будем удивляться, если одни вторгнутся в Мьянму, для защиты мусульман а другие буддистов. В конце концов, мы знакомы с этой игрой из своего окружения.

Англия в Мьянме, Организация исламского сотрудничества в отпуске…

После Брексита продолжаются выпады Англии по становлению одним «полюсом» в многополярном мире. И каждый кризис представляет возможность для Британии. К тому же, Англия также была замечена в кризисе Мьянмя-Ракхайн.

Постоянный представитель Англии в ООН Райкрофт, призвав Совет Безопасности ООН провести экстренное заседание, сказал: «Необходимо решить продолжающиеся долгое время проблемы Ракхайна. Призываем все стороны конфликта к благоразумию».

Это можно истолковать так: Британия,  как возбудитель массовых убийств/геноцида в Мьянме, хочет вернуться в регион снова через резни. Потому что Британия, которая правила регионом по принципу «разделяй и властвуй», прекрасно знает, что призывы к благоразумию не соблюдаются в нынешних условиях.

В то же время, что делает ООН и Организация исламского сотрудничества? Я скажу; абсолютно ничего! По крайней мере, Организация исламского сотрудничества ясно показывает следующую реальность: в исламском мире существует серьезная нехватка лидера, и она не может быть заполнена через Организацию исламского сотрудничества.

Каждый в организации по своему– «шейх», «эмир», «господин», «большой брат»… И снаружи они ничего не значат, потому что невлиятельны. Поэтому самая дешевая кровь – это кровь мусульман. Не позорно ли?