Кандиль: Новый адрес для союза против терроризма

Последние события вокруг Кандиля и мощные удары по террористической группировке РПК, можно рассматривать как часть борьбы с терроризмом, начатой в 2015 году, и как результат четко выраженной турецкой позиции с сентября 2016 года, выраженной словами «мы не допустим создания «коридора террора» на южных границах Турции».

Тот факт, что начатая с 10 марта операция уже как несколько дней назад перешел на второй этап, показывает, как поэтапно развивается стратегия вокруг Кандиля. Изображения Вооруженных сил Турции (ВСТ), передвигающихся вглубь Хакурского района, можно рассматривать как конкретное доказательство того, что Вооруженные силы Турции для последнего удара приближаются к сердцу террористической группы.

Стратегию Вооруженных сил Турции, в этом контексте, можно описать словами «Пришел, увидел, победил, остался, разместил стратегические точки». Данная стратегия, показывает, что Турция, через операцию в Кандиле, готовится к более серьезной и долгосрочной борьбе вместе государствами региона.

Несомненно, здесь также важно заметить, что некоторые страны региона, еще вчера использовавшие эти террористические группы в реализации своих целей против Турции, после столкновения с эффектом бумеранга этих самых террористов, сегодня хотят урегулировать отношения с Анкарой на почве сотрудничества.

Под странами региона, я имею в виду Грецию-Кипр, Сирию, Ирак, Иран и Израиль (а под «некоторыми странами региона» имею в виду троицу Сирия-Ирак-Иран). Желающие могут включить сюда также и Армению, которая оказывает всяческую поддержку, например, в человеческих ресурсах. Если спуститься немного вглубь этой темы, то …

«Подъем» «Кандильской модели»…

Как известно, история Кандиля начинается чуть ли не с самого основания террористической группы РПК. Террористическая организация в начале строит свою базу в долине Бекаа в Ливане, в последующие годы размещается в непосредственной близости Турции, базируясь в Сирии и Ираке, и отсюда, как известно, выполняет набеги. И РПК поселился в Северном Ираке где-то 1980-х годах.

С другой стороны, важный игрок в «политике осаждения и угрозы» против Турции и символизирующий «половину» в турецкой «Стратегии двух с половиной войн» – РПК начал набирать реальную силу в 1990-х годах.

Другими словами, американское пребывание в регионе после Первой войны в Персидском заливе в 1991 году, оказалось важной «вехой» в истории террористической группы РПК. Террористическая группа РПК с этого момента получает «повышение» от субподрядчика регионального в глобальный. США предоставляет Кандиль террористической группировке, о которой идет речь, в качестве «базы», и в то же время превращает ее в модель для последующих операций в регионе.

Террористическая организация выходит из под контроля стран региона и переходит во власть США, главным образом, после двух важных событий: оккупации Ирака в 2003 году и гражданской войны в Сирии (Особенно, подключение России в войну в Сирии в 2015 году также является важной датой, которую не стоит игнорировать).

США пытается реализовать «Кандильскую модель» также и в Сирии. При содействии проводимой, в прямой или косвенной форме, военной помощи PYD-YPG/SDG и другим производным РПК «во имя борьбы с терроризмом», создаются кантоны для формирования нового Кандиля на сирийской границе Турции.

Крах «Кандильской модели»…

Еще до Соединенных Штатов, в 2012 году Россия и Асад открывают группировкам PYD-YPG дорогу перед Турцией, и через некоторое время, потеряв свое влияние над этими группами, начинают воспринимать их как угрозу. Позже к ним присоединяется Иран, и это становится началом конца террористической группировке в Сирии и Ираке.

А факт того, что Турция в 2015 году начинает крупную операцию внутри своей страны и заявляет о расширении операций за пределы границ в сентябре 2016 года, символизирует новый период, в котором процессы в регионе уже идут против данной террористической группировки.

В частности, процесс нормализации отношений между Турцией и Россией, стартовавший 27 июня, и через год после того, решающая позиция, продемонстрированная Турцией и Ираном в кризисе «референдума 25 сентября», выступают здесь в качестве главного катализатора нового периода. А операция в Африне – это уже огромная точка над «и».

К тому же, успех операции в Африне подрывает не только стратегические замыслы, но и психологический дух, став, таким образом, началом конца террористов. Кандиль и Синджар – это два последних крепостей для террористической группы РПК, которая уже не смогла удержать Африн, и была вынуждена покинуть Менбидж. В итоге, если они потеряют эти крепости, то потеряют не только Кандиль, но и своих сторонников и спонсоров, которая, в свою очередь, окажется толчком для их ослабления в близлежащих областях, особенно в Иране в контексте PJAK.

Рождение нового союза…

Иран в курсе всего этого. И, конечно, администрация в Багдаде тоже… Таким образом, в регионе, можно сказать, сформирован союз против терроризма. Союз, достигший успеха в кризисе референдума 25 сентября, теперь видится, на пути достижения успеха в Кандиле и Синджаре, после аналогичной операции в Африне.

Пятерка «Турция-Сирия-Ирак-Иран-Россия» выступает в качестве антидота против терроризма. Без сомнений, этот антидот может использоваться против США и в других областях. В этом отношении следует вспомнить заявления Астанинского процесса.

Суть дела такова, США, сама того не подозревая, попала в собственную ловушку. Хотела разделить регион через террор, а напротив, сама сталкивается с нелицеприятным результатом. Этот террор, напротив, объединяет регион. Возможно, если бы этого не произошло, регион продолжал бы кусаться между собой, как это было раньше.