«Шанхайская девятка» и «G-6»…

Вы, наверное, удивляетесь, откуда все это. И вы правы. Мы знаем, что Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) в настоящее время насчитывает восемь членов (Россия, Китай, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан, Индия и Пакистан). «Большая семерка», называемая G-7, состоит из Канады, Франции, Германии, Италии, Японии, Соединенного Королевства и Соединенных Штатов.

Тогда, что значит «G-6» и «Шанхайская девятка»?

Объясняем…

Прежде всего, математически имеющиеся на сегодня тенденции с точки зрения этих организаций дают нам вот такое вот де-факто число. То есть, существует возможность роста и сокращения числа членов организаций. Поэтому, если хотите, вы также можете называть это «Текущая ситуация на фронте Восток-Запад».

Потому что последние события в очередной раз указывают на «восходящий Восток» и на «падение Запада». Другими словами, положения и роли «единства-лидерства», что в течение многих лет делали Запад Западом и Восток изгоем, сегодня меняют положение.

В то время как Запад начинает терять оба из них, Восток, хоть и «конъюнктурно», снова встречается на костре этих своих изъянов (Поскольку я собираюсь в будущем написать про конъюнктурное объединение, тона данный момент эту тему пропускаю).

Как? Если идти в хронологическом порядке… Например, в то время как ШОС неуклонно растет с 1996 года, G-7 рассматривается как постоянно теряющая кровь организация.

Говоря конкретней, организация, начавшая свое существование в 1995 году по доброй воле двух сторон – России и Китая, затем с участием трех соседствующих с Китаем Центральноазиатских республик оказавшись «Шанхайской пятеркой», а после членства еще одной Центральноазиатской страны – Узбекистана в 2001 году, получившая форму «Шанхайской организации сотрудничества», по состоянию на сегодняшний день, с восемью членами, четырьмя наблюдателями и шестью партнерами по диалогу (Турция один из них) показывает тренд непрерывного и устойчивого роста.

Новый ШОС после саммита в Циндао?

ШОС, который начал давать эффективные результаты в экономике, политике, культуре и безопасности, по выражению Председателя Китайской Народной Республики Си Цзиньпина, стал важной силой в областях улучшения глобального управления, поощрения совместного развития и поддержания региональной безопасности.

Си Цзиньпин, ссылаясь наединый дух в ШОС, рисует еще более широкое видение для организации и использует такую формулировку: «Саммит в Циндао– это новая отправная точка для нас. Давайте, вместе нести вперед Шанхайский дух, разбивать волны и находить новые пути для нашей организации».

В этом контексте Путин сравнивает ШОС с G7 и напоминает, что ШОС перешла G7 по паритету покупательной способности, при этом заявляя «Если принимать во внимание расчет на душу населения, то страны G7, действительно богаче, однако объем экономики в странах ШОС все-таки больше. Да и количество населения тоже –почти половина проживающих на земном шаре. ШОС готова оставаться верным общепринятым правилам международной торговли». Эти слова примечаются тем, что направлены на «политику открытых дверей» в то время, когда западный мир, в частности США, сигнализируют собой «политику самоизоляции».

Примечательны также слова Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева на саммите ШОС. Назарбаев, заявляя, что процесс переговоров в Астане оказался эффективным инструментом в достижении всеобъемлющего мира в Сирии, повторяет, что конфликты в Азии, Африке, на Ближнем Востоке и других «горячих точках» должны решаться политическим путем, таким образом, загружая ШОС, в определенном смысле, новой миссией. Если принять во внимание партнерство по диалогу Турции и статус наблюдателя Ирана в ШОС, то, фактически, другая формация/власть на заднем плане Астанинского процесса, хоть и косвенно, показывает себя…

А на что указывает «Шанхайская девятка»? Очень просто! Это указывает на полное членство Ирана, одного из наблюдателей. Да и действительно, президент России Владимир Путин на встрече с президентом Ирана Рухани еще раз подтверждает поддержку России по вопросу членства Ирана. (Тем не менее, насколько это членство сыграет России на руку – вопрос сама по себе спорный. Эту тему я возьму на широкое обсуждение при первой возможности, что даст мне конъюнктура.)

Новый адрес для расплат на Западе: G-7

В то время как на Востоке Турция идет в направлении на полноправное членство в ШОС из статуса партнера по диалогу, на Западе в «Большой семерке» происходят совсем другие процессы. Итак…

Организация, начавшаяся с переговорных процессов между Францией, Германией, Италией, Японией, Соединенным Королевством и Соединенными Штатами с целью восстановления экономического спада после нефтяного кризиса 1973 года, получившая название G-7 после включения Канады, в 2002 году превратившаяся в G-8 с участием России, с выходом России в 2014 году снова превращается в G-7. А после угроз президента Франции Эммануэля Макрона– выгнать сорвавшую ядерную сделку с Ираном и введшую новые таможенные пошлины США из G-7, организация де-факто называется G-6.

Так что расплата на Западе, кажется, после НАТО начала проявлять себя и в G-7. И здесь Германия и Франция – две страны, что пытаются закончить с США…

Значение фотографии G-7: США против США…

Как вы помните, мы много раз писали в этой колонке. В 2017 году бывший министр иностранных дел Германии Габриэль как-то сказал, что США больше не являются лидером Запада. Впоследствии 12 мая 2018 года нынешний министр иностранных дел Германии Маас объявил, что односторонний выход США из ядерной сделки с Ираном, «отравил» отношения между Берлином и Вашингтоном, и что Германия будет следовать более строгой политике в отношении Вашингтона.

В другом заявлении, сделанном 8 июня, Маас также подавал знаки кризиса в G-7. Министр иностранных дел Маас сказал, что Берлин больше не будет молчать о спорах с Соединенными Штатами, призывая европейские страны на тесное сотрудничество в обстановке сложных отношениях с Вашингтоном и выражая одобрение идее по созданию Совета европейской безопасности.

Теперь Maкрон заявляет США «каждый сам за себя» и в G-7 разгорается кризис подписей… Очевидно, на Западном фронте на этот раз идут сильные перемены, и это начало обретать забавный вид.

Адресом же забавы, несомненно, является «сварливый старик» в роли «озорного ребенка» Трамп! Не следует забывать Меркель в роли «сердитой женщины» и босса-молокососа Макрона, конечно. Потому что вместе с Трампом они создают великолепное трио…

Предыдущая статья«Новая дорожная карта» от Манбиджа до Кандиля…
Следующая статьяСША-Северная Корея: «Кто» победил, кто проиграл?
Prof. Dr. Mehmet DİKKAYA
Mehmet Dikkaya, hem uluslararası politik iktisat, hem bölgesel çalışmalar ve özellikle iki alanın kesişme noktalarında çalışmalar yapan bir politik iktisatçıdır. Uzun süredir, post-Sovyet Avrasya, Avrupa ve Türkiye’nin uluslararası ekonomi politiğine ilişkin pek çok çalışmalar yürütmüştür. Ankara Üniversitesi’nde lisans, İstanbul Üniversitesi’nde yüksek lisans (Orta Asya ve Kafkasya Cumhuriyetlerinin geçiş süreci üzerinde yoğunlaşan) yapmıştır. Marmara Üniversitesi’nde, “Bölgesel Bir İşbirliği Örneği Olarak Ekonomik İşbirliği Örgütü” başlıklı çalışması ile doktorasını tamamlamıştır. 2005-2010 yılları arasında Kafkas Üniversitesi (Kars) İktisat, Türkiye Ekonomisi ve Avrasya dersleri vermiştir. 2010-2011 yılları arasında Indiana Üniversitesi’nde (Bloomington) TÜBİTAK’tan desteklenmiş bir proje yönetmiştir. Halen Kırıkkale Üniversitesi İktisat Bölümü’nde çalışmaktadır. Akademik olarak yoğunlaştığı ve verdiği dersler bağlamında; Bölgeselleşme ve Bölgesel Çalışmalar, Karşılaştırmalı Açıdan Geçiş Ekonomileri, Eski SSCB Bağlamında Türkiye’nin Uluslararası Ekonomi Politiği ve Türkiye’nin Ekonomik ve Politik Tarihi alanlarında çalışmalar yapmaktadır.