Турция-Узбекистан или восхождение «Геополитики Тюркского мира»

Если захотите, вы также можете называть это коротким образом «восхождение тюркской геополитики». Потому что возвращение «Исламской геополитики», проявляющей себя в основном на Ближнем Востоке, в последнее время стала заметна и на оси Кавказ-Центральная Азия. Таким образом, мы проходим через важный процесс, в котором имеющиеся условия делают неизбежным возвращение «Тюркско-исламской геополитики».

Также необходимо вспомнить интенсивно дестабилизирующую роль «треугольника Афганистан-Ирак/Сирия-Крым» в пробуждении данных процессов между «Восходящим Востоком» и «Падающим Западом», ускорившейся после 11 сентября и арабской весны. Действительно, превращенный в поле для расчетов «Великой игры» и большую лабораторию для всевозможных «грязных игр и игрушек» регион, кажется, бросается к новым поискам.

В то время как развития неизбежно заставляют регион вернуться к историческим кодам, необходимо и признать следующее: Если тюрко-исламская география не испытала бы это, то скорей всего, все еще спала бы в «беспечном сне». Поэтому, можем сказать, что одним из наиболее важных неучтенных последствий «Великой игры» является «пробуждающая роль», несмотря на то, что затраты для нас очень велики…

В этой связи, заявление президента Узбекистана Шавката Мирзиёева, в рамках визита президента Реджепа Тайипа Эрдогана в его страну, довольно важна: «Это родина великих тюркских народов. Самое время нам объединиться». Это заявление – переломный момент в плане будущего «Тюрко-исламского мира» и «Великой игры».

Таким образом, этот выход показал себя в качестве проявления исторической памяти и в качестве одного из решений в лице «построения единства мышления», рожденного в постсоветской географии, но впоследствии забытого. Решение Узбекистана о вступлении в Совет Сотрудничества тюркоязычных государств (Тюркский совет) в этом отношении является важным событием.

Союз «Шелкового пути» в Центральной Азии…

Конечно, этот путь был непростым. Бесчисленное количество неприятных событий и боли, а также глубокие тревоги и опасения по поводу будущего региона имеют здесь свое важное место. Во главе всего этого стоит конкуренция между трио «США-Россия-Китай» и борьба за власть, которая, как ожидается, еще больше возрастет в предстоящий период. Чтобы преследовать эффективную сбалансированную политику в отношении этих стран, государства региона сперва должны найти общий язык между собой.

То есть, неизбежно принять сбалансированные акты против инициатив Шанхайской организации сотрудничества и Евразийского экономического союза, которые демонстрируют монополию России и Китая на регион. В противном случае, в то время когда чувствительные балансы идут на ухудшение, регион может снова столкнуться со своей судьбой 19-го века.

Самый решающий фактор в этом процессе – это, несомненно, способность стран региона на совместное устранение угроз. В противном случае, данная география может стать новым адресом для прокси войн со стороны этих упомянутых угроз. Это же в свою очередь превратит Центральную Азию в новый Ближний Восток.

Следует отметить, что новая угрожающая волна, не без присутствия ИГ конечно, нацелена на регион через Афганистан-Пакистан и таким образом пересекается с проектом «Шелкового пути» (Желающие могут посмотреть мои статьи под названием «Проект Хорасана ИГ и Исламское движение Узбекистана», «Почему Узбекистан на мишени?» и «Туркестанские джихадисты на линии Анкара-Ташкент»). В этот момент, страны Центральной Азии должны пойти на совместную структуризацию своей безопасности. Такая структура также имеет большое значение с точки зрения будущего проекта «Шелкового пути», а также безопасности и стабильности других сил в регионе.

Возвращение к духу «Бухари-Матуриди-Ясави»…

Активизировавшаяся в последние годы на границах Узбекистана и Туркменистана ИГ представляет серьезную угрозу для региона. Необходимо также не забывать и шиитское присутствие, что также расширяет и углубляет свое существование, аргументируя себя борьбой с ваххабитами и салафитами, резко усиливших свое влияние в постсоветский период.

Потенциалы Узбекистана, сердца Центральной Азии, в этом отношении также важны. К тому же Бухара, Самарканд, Хива и Термез является важными религиозными центрами не только для этой страны, но и для тюрко-исламского мира. Таким образом, открытие Института Имама аль-Бухари, символизируя собой реконструкцию «Духа Бухари-Матуриди-Ясави», явится сильным ответом на эти две угрозы.

Важным в этом отношении также является новый дипломатический процесс, начатый Узбекистаном в отношении своих соседей и непосредственной близости. Узбекистан развивает решения в рамках взаимного соглашения по межэтническим и пограничным вопросам и повышает взаимодействие в экономическом, коммерческом, культурном и религиозном плане. В конце следует отметить что сотрудничество президента Мирзиёева с другими лидерами Центральной Азии в борьбе против радикализма и в ликвидации возможной гражданской войне в регионе очень важен.

Как избавится от «утопии»…

Для Ташкента, как и для других центральноазиатских стран, безопасность и стабильность региона являются приоритетными, и именно в этом направлении принимаются соответствующие меры. Узбекистан, имея значительную военную мощь в регионе, намерена укрепить данные меры безопасности вместе с Турцией. Естественно, здесь опыт Турции в борьбе с терроризмом и ее успехи в разработке новых систем вооружения имеют немаловажное значение для достижения намеченных целей.

В этом контексте, на линии Анкара-Ташкент в настоящее время разрабатывается новая политика в двух направлениях, «безопасность» и «экономика». (Более детальную информацию по этому поводу можно найти в следующих анализах, публикуемых в этой колонке: «Период стратегического партнерства в турецко-узбекских отношениях», «Евразийская геополитика и Узбекистан в восточной политике Турции», «Узбекистан в двойной политике Турции».)

Да, новые возможности и угрозы-риски в процессе борьбы за власть в географии «Османская империя-Сельджукская империя-Тамерлан-Золотая Орда», неизбежно подталкивают тюркский мир к интеграции между собой. Этот процесс также имеет важное значение с точки зрения возрождения «Тюрко-исламской геополитики», установления мира и стабильности во всем мире и устранения вакуума власти. Потому что Тюркский мир вновь должен сыграть свою историческую миссию. В противном случае единство в исламском мире будет по-прежнему оставаться «утопией».

Думаю и вы приметили, что одновременно сразу две цели покойного Тургута Озала начали реализовываться. Если нужно напомнить, в жизни не бывает случайный совпадений, и конечно же в международных отношениях…