Турецко-американские отношения: от стратегического партнерства к стратегичеcкой вражде

Раскол в турецко-американских отношениях с каждым днем становиться все глубже. Кризис, который изначально расценивался как конъюнктурный, на самом деле является структурным по своей природе, и, таким образом, может привести к радикальным изменениям в отношении вовлеченных сторон, подтверждая свое отличие от предыдущих. Иными словами, мы переживаем период критической важности для будущего двухсторонних отношений.

Я уже неоднократно затрагивал эту тему в своих предыдущих статьях и одну из последних работ я назвал ««Проблема названия» в турецко-американских отношениях». Речь идет о ключевой фразе «двусторонние отношения в настоящее время имеют тенденцию обратиться в «дружественные» или во «вражеские»». Определяющим фактором по-прежнему являются взаимные тревоги, восприятие угроз и доверие.

Итак, актуальна ли для турецко-американских отношений «проблема названия»? Очевидно, что нет. Это определение день за днем движется в направлении «стратегической вражды». Если Соединенные Штаты Америки сохранят свою текущую позицию, то основной вызов начала 2000х под названием «Потерять Турцию» перейдет из разряда возможных сценариев в реальность.

Так, однажды, проснувшись утром, президент Трамп услышит: «Иди к черту, янки; прощай НАТО». И Трамп, вероятно, узнает об этом из Твиттера, так как это тот язык и метод, который он понимает.

В связи с этим стоит внимательно следить за реакциями президента США Дональда Трампа по отношению к Турции. Если присмотреться, то станет ясно, что это сообщение, отражающее «согласованность» и «решимость», совсем не шутка. Поэтому, Америке стоит сменить призму, через которую она смотрит на Турцию.

Именно в этом и заключается основная проблема США: использовать старые методы по отношению к новому миру и Турции. Хотя с тех пор многое изменилось. Все меняется, в том числе и альянсы…

Следовательно, тем кто живет в Вашингтоне пора понять, что поиск модели и формирование нового миропорядка давно не зависят только от Соединенных Штатов. Они уже не «властелины мира».  Формирование однополярного мира завершилось 16 ноября 2001 года, через два месяца после теракта 11 сентября.

Турция Америке: наши пути расходятся…

В этой связи особое значение имеют слова президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, адресованные американскому правительству: «Мы не привязаны к США, они не должны забывать, что если они не изменят своего отношения, то потеряют сильного и искреннего союзника в лице Турции».

Иными словами: «Не мы зависим от вас, а вы зависите от нас: Кавказа, Балкан, Черноморского региона, Ближнего Востока, Каспийского региона, Средней Азии, то есть от Османо-Сельджукских территорий». И вы поймете это после того, как окончательно потеряете нас. Мы, как Турция, сможем пережить экономический и финансовый кризис, но вы, не сможете компенсировать потерю Турции, как своего стратегического партнера/союзника в этом регионе.

В действительности, вы уже пытались это сделать, но попытки создания Курдистана в рамках проекта «Большой Ближний Восток» оказались безуспешными. После того, как вы окончательно потеряете нас, другие ваши проекты в турецко-исламской географии обречены на крах».

Отметим также, что президент Эрдоган дал это сообщение из Африки. Я уверен, что наши американские «друзья» обратят внимание на «время» и «место» и в скором времени поймут, что это может значить. Таким образом, реакция Турции, и принятые в данном контексте решения играют куда более важную роль, чем реакция США. Ибо желания США очевидны; неясным остается лишь то, что на это ответит Турция.

Почему Турция в более выигрышном положении?

Решение Турции важно не только с точки зрения курса турецко-американских отношений, но и с точки зрения будущего «нового Ялтинского миропорядка». Потому что решение Турции способно в значительной степени определить «направление», «название» и «адрес» новой формирующейся международной системы. Это и является основной причиной гнева, реакции и отчаяния США. В свою очередь, Турция тоже имеет определенные беспокойства, но менее существенные по сравнению с США. Как и почему это происходит? Давайте перечислим…

Во-первых, Турция осознает, что Запад и США в этом контексте не имеют прежней силы. Запад — новый «Больной человек мира», находящийся в стадии психологического коллапса.

Итак: 1. У Турции нет единого Запада. В основном, он разделен на три части: США, ЕС-Германию и Великобританию. 2. Таким образом, США можно расценивать как силу, потерявшую свое лидерство на Западе. 3. Более того, внутри самого Запада началась борьба за независимость и власть. (В этой связи есть смысл обратить внимание на отношения между США и Германией, а также ЕС и Великобританией. В частности, особо примечательной в этом контексте является борьба Германии против США, с помощью ЕС). 4. Сотрудничество трех Западных сил с Турцией является очень важным для их будущего. 5. Поэтому будущее Запада во многом зависит от Турции и ее предпочтений.

Аналогичная ситуация складывается и в направлении «Турция – Восходящий Восток». А именно… Если «Восходящий Восток» потеряет Турцию, то автоматически проиграет во всех основных схватках с Западом. Потеря Турции будет означать для них своего рода эффект домино. Поскольку поражение Турции будет означать поражение Ирана. Поражение Ирана отразится на России. Проиграет Россия, проиграет и Китай.

В связи с этим, по крайней мере, Россия и Китай должны быть вместе с Турцией. Иран должен действовать против всех, объединив усилия с Турцией; как в контексте «Падающего Запада», так и в контексте «Восходящего Востока». И это не «вариант» с точки зрения Ирана и других игроков, а «стратегическая необходимость». Геополитическая важность и стратегическая позиция, которыми владеет Турция, практически приказывают им это.

Да, конъюнктура, история, география и политика предлагают Турции эту уникальную возможность. Это возможность века, и, несомненно, Анкара пытается ее оценить. Это лежит в основе проводимой постоянной, сбалансированной многомерной внешней политики.

Инициированная в период правления нашего наставника, профессора Неджметтина Эрбакана политика под лозунгом «Какое мне дело до Америки» и внешняя политика на основе ценностей отныне будет формироваться с новой скоростью. И пусть никто не беспокоится об этом.