Тегеранский саммит в контексте публичной дипломатии: увидеть полную картину

«Во время Тегеранского Саммита Турция оказалась в центре внимания, выразив свою позицию, связанную со стремлением предотвратить гуманитарную катастрофу и приток сирийских беженцев, которые могут возникнуть в результате операции в Идлибе».

Тегеранский Саммит вошел в историю очень редкую по своему формату дискуссию как между лидерами государств, транслируемую в прямом эфире. В центре внимания мировой прессы оказалась ситуация, когда президент Эрдоган в прямом эфире во время переговоров возразил против статьи третьей Тегеранской Декларации и настаивал на включении в текст положения о прекращении огня в целях предотвращения гуманитарной катастрофы. Эта сцена стала одной из самых популярных в социальных сетях.

Однако президент России Владимир Путин ответил дипломатическим языком на призыв президента Эрдогана о перемирии и отклонил его на том основании, что стороны не видят в этом необходимости.  Безусловно, Путин во избежание дебатов перед прессой и дабы не усугубить отношения с Анкарой выразил мнение о том, что позиция Турции выглядит правильной, однако в виду отсутствия на встрече представителей вооруженной оппозиции, российский президент любезно отказался включать пункт о перемирии в текст Декларации.

Фактически, призыв Эрдогана о прекращении огня был адресован России, которая инициировала воздушную бомбардировку Идлиба куда активнее вооруженной оппозиции. В действительности, учитывая тот факт, что бомбардировка проводилась еще до Саммита, было ясно, к кому был обращен призыв Эрдогана. В этом контексте подписание Турцией Тегеранской декларации свидетельствует о том, что, не завершая Астанинского процесса, Турция делает выбор в пользу дальнейшего сотрудничества с Россией. Вместе с тем, Турция, действуя совместно с США и европейскими союзниками против России, прилагает максимум усилий, чтобы не дать возможность России единолично проводить военную операцию в Идлибе и тем самым предотвратить гуманитарную катастрофу.

В контексте сложившейся ситуации, Турция обрела имидж страны, желающей предотвратить гуманитарную катастрофу и поток беженцев. Если посмотреть на состав делегаций, с которыми приехали лидеры стран, российский и иранский лидеры были с представителями военных министерств, что контрастирует с гуманной позицией Турции по отношению к Идлибскому вопросу. Президента Эрдогана сопровождали министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу, министр финансов и казначейства Берат Альбайрак, глава Управления по связям Администрации президента Фахреттин Алтун и пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калын, который по сути является основателем Управления по публичной дипломатии, что демонстрирует подход к решению Сирийского кризиса в рамках «гуманной дипломатии».

Этот имидж на встрече в Тегеране позволил Турции вновь после Давоса завоевать высокую репутацию в международном сообществе и общественном мнении. Кроме того, эта краткая дипломатическая дискуссия между лидерами в прямом эфире показала миру, что Турция продвигает гуманную дипломатию, уделяя особое внимание гуманитарной ситуации и проблеме беженцев в Сирии. В результате чего, на заседании Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, США и Великобритания заняли позицию, защищающую положения, озвученные Турцией.

Президент Эрдоган во время прямого эфира процитировал иранского поэта, который сказал: «Если тебя не волнуют судьбы других людей, значит тебя нельзя назвать человеком», прямо обратившись к своим партнёрам со словами: «Те, кто закрывают глаза на смерти в Сирии – нелюди», благодаря чему это видео стало самым тиражируемым в социальных сетях. Это позволило Эрдогану и Турции, снова занять место в мировой повестке дня после Саммита в Давосе.

Эрдоган акцентировал внимание на том, что Турция исчерпала возможности по приему беженцев из Сирии, и что по завершению операции в Идлибе возникнет гуманитарная катастрофа и 3,5 млн мирных жителей и иностранных бойцов образуют новую волну беженцев в Турцию, а затем и в Европу, которую необходимо предотвратить. Европа на заседании ОБСЕ открыто продемонстрировала поддержку позиции Турции в этом вопросе.

В связи с этим можно предположить, что после саммита Тегерана появилась область для маневра, в которой Турция будет действовать совместно с европейскими странами, в частности США, Великобританией, Германией, Францией против России, с целью предотвращения нового потока беженцев. Подтверждением этому факту служит предстоящая встреча по поводу ситуации в Идлибе с европейскими партнерами 14 сентября 2018 года в г. Стамбуле. Стамбульский Саммит можно расценивать как новый шаг Турции после отказа Россией и Ираном от предложения перемирия на Тегеранском Саммите. Стамбульский Саммит является стратегией балансирования Турции против российско-иранского дуэта в рамках Астанинского процесса. В период завершения Сирийской Гражданской войны, к совместному плану действий Турции с Россией в рамках Астанинского процесса прибавилось новое направление взаимодействия Турции с европейскими странами.

Можно сказать, что этот фактор укрепляет сближение Турции и ЕС, а также может сблизить страну с США. Таким образом, можно утверждать, что подключение европейских стран к процессу против России и Ирана будет расцениваться как балансирующий фактор.