США преследуют новую игру через «две с половиной угрозы»

Давайте войдем с середины: серьезность угрозы для всего мира последнего кризиса в Сирии, еще до конца не осознано. Оправдание этого вопроса лишь «химической атакой» и ответной реакцией «умных ракет», ставшей теперь классикой, было бы не более чем реакцией страуса, спрятавшего голову в песке. А еще хуже, это нас ставят на место страуса.

Это наше положение, когда мир идет к ядерному апокалипсису! Мы все еще не понимаем серьезность данных игр, тогда как США отвлекают нас цирком и делают из всего мира дураков.

Поэтому называть ракетный удар Штатов «шуткой», «игрой», «спланированной борьбой», «символичной», «показухой для друзей», «шоу» и т.п. и кричать «мы сбили две трети ракет» с нашими примитивными системами противовоздушной обороны (такими как S-125, S-200, Buk и Kvadrat) и «ракеты этого старика (Трамп) не умнее его самого», честно говоря, не более чем самообман.

Так как игра строится заново, и стороны («Усиливающийся Восток» и «Слабеющий Запад»), стараются при помощи проявления «максимального сдерживания» усилить свои ряды, показать свою силу и дать уже название этому новому мировому порядку. В то время как «старый порядок» оказывается мишенью Востока, и сам Восток фактически становится мишенью. Как же? Так давайте немного откроем тему.

Хотя Россия и Китай являются частью этого старого порядка, называемого эпохой Холодной войны, но они потеряли свой статус с распадом СССР.

Более того, на них нацелена США, которая пока не может построить новый однополярный мировой порядок после Холодной войны.

США пошла на смену методов и средств!

Это как раз и служит причиной возвращения США к инструментам эпохи Холодной войны в борьбе с этим дуэтом. Потому что Соединенные Штаты не успешны в построении новых блоков и взаимодействий (например, ШОС и БРИКС) как «другие». Нет у них для этого ни времени ни денег. Вместо этого предпочитают простое уничтожение. Это одна из главных причин ведения прокси войн: определяющее обстоятельство – легитимность и стоимость работы.

Стремление «Восходящего Востока» или «Антиамериканского/западного блока», который мы назвали «другими», похоронить институты, структуры, логику и право Холодной войны, и следовательно, само англосаксонское господство во имя многополярного миропорядка, похоже, послужило Штатам пойти на старые проверенные методы. Сделанные акценты после нападений, в этом отношении очень важны.

С другой же стороны, они к тому же заметили эффект бумеранга или конец эпохи и старого миропорядка, вызванного их методами. Поэтому быстро пошли на смену методов и средств, по крайней мере, на Ближнем Востоке. США в этом кризисе нашли возможность предъявить на деле угрозу, которую они уже многое время держат на повестке дня.

Воспользоваться «Китайской угрозой» после «Российской»…

Реакция Китая в этом кризисе столь же важна, как и российская. В этом отношении нужно подчеркнуть, как Китай четко поставил свою позицию и реакцию Штатам. Китай вместе с этим кризисом получил возможность показать свою военно-морскую мощь первый раз через свой Средиземноморский флот, и дал понять «вы без меня ничего не будете делать, и я в деле». Китай, который до сих пор придерживался стратегии конкуренции в сотрудничестве и вел политику мягкой силы, превратился в военную державу и бросил явный вызов Соединенным Штатам. Это переломный момент.

С этой точки зрения, похоже, Китай подключился к игре США. Штаты долгое время хотели этого, но Китай настойчиво не попадал в эту ловушку. Они, упустив такую возможность в кризисе в Южно-Китайском море, в значительной степени достигли своей цели в Восточном Средиземноморье. США используют этот ход Китая до конца. Как? Объясняем…

Вместе с этим кризисом США будут торговать всему миру, особенно Западу, до вчерашнего дня остававшуюся на словах китайскую угрозу. США, усилившая свое влияние на европейских и западных институтах (например, ЕС и НАТО) через российскую угрозу, похоже, получили возможность распространить свое влияние на более широкую географию, теперь через китайскую угрозу.

Они пытались использовать Иран, так называемую «полу-угрозу» сирийского кризиса, в Персидском заливе и в Исламском мире. Теперь собираются использовать трио «Россия-Китай-Иран» в качестве угрозы для тюрко-исламской географии.

Чувствительность и «новые поиски» США-НАТО касательно Турции являются результатом смены методов и средств». Несомненно, то же самое относится и к трио «Россия-Китай-Иран». Анкара хочет превратить для себя эту ситуацию в возможность. Этот двусторонний поиск как раз лежит на основе «трудностей» последних событий.