Почему приедет начальник Генштаба Вооруженных сил Ирана Багери в Турцию?

С вашего разрешения, свою сегодняшнюю статью я хочу начать с последних событий. Турецкая служба Иранского информационного агентства Тасним, на момент написания этого строка, в 12:40 сообщает вот эту новость:

«Начальник Генштаба вооруженных сил Ирана генерал Багери, по приглашению своего турецкого коллеги прилетит в Турцию. За 3-х дневный срок своего визита, генерал Багери планирует встретиться с высшими военными и политическими представителями. Совместная борьба с терроризмом, последние события в регионе, двусторонние отношения по обороне и сотрудничество в сфере охраны границ – главные темы данного визита».

На первый взгляд, представленная информация в данной статье более или менее выказывает цели этого визита. Но многим, по крайней мере среди экспертов, известно, что это не так.

Точно так же, если обстановка в регионе, опирающееся во многом на Турцию и Иран, протекала бы в нормальном процессе, то и этот визит остался бы менее привлекательным. Как минимум это не имело бы быть место в моей колонке.

Вследствие чего, последние события, концентрированные на ирано-турецкой окружающей среде, дают возможность критически оценивать этот визит не только в конъюнктуре двух стран, но и в плане исламского мира и в возникновении новых коалиций и нового баланса.

«Исламская гражданская война» между суннитами и шиитами посредством «Сирийской проблемы» предусматривалась Большим ближневосточным проектом для двух сил в регионе. Но эти силы сегодня подают сигналы новых процессов для сотрудничества.

Сирия и факторы «2К»

В данном контексте, когда «Сирийская проблема» служит опытом и лабораторией для разрешения турецко-иранского кризиса, проблемы 2К, как потенциальные поводы для соперничества или даже конфронтации, показывают себя как значимые кризисные точки.

Уверен, задаетесь вопросом, что же эти «2К». Объясняю сразу: Персидский залив и Северный Ирак (турецк. «Körfez» и «Kuzey Irak»). Так почему же так важен 2K? Расскажу и это…

Как все помнят, недавним кризисом между Катаром и Саудовской Аравией и терактами в Иране осуществленные ИГ, были попытки превратить регион в огненный шар, но эта игра потерпела конфуз после визита Министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа в Турцию. Таким образом, первый из 2К – Персидский залив, всплывает как важная точка поворота и показывает, что Иран в курсе таких «игр» и намерен разрушить их вместе с Турцией.

Второе – история с Северным Ираком. Референдум, который должен быть проведен 25 сентября в Северном Ираке (если конечно решения не потерпят изменения), по сути являются выборами за независимость. А это решение не по нраву Турции и Ирану, как и другим странам региона (Сирия и Ирак).

Этот референдум считается эквивалентным созданию «Второго Израиля». И выражаются опасения, что этот «Второй Израиль» удовлетворяя проект «Великий Израиль», станет источником смуты и войны в регионе как минимум на 100 лет. Как раз на этом этапе все взоры обращаются на соглашение Сайкса-Пико.

Основные посылы визита

Таким образом, как бы являясь соглашением Сайкса-Пико наших дней, предусмотренное Большим ближневосточным проектом это «государство», воспринимается как угроза региону и Турции и Ирану в первую очередь. Как раз, на этом этапе турецкий визит Начальника Генштаба вооруженных сил Ирана, само по себе дает одно сообщение: оба государства в поиске сотрудничества против этой угрозы и сил стоящие за ними.

Кратко резюмируя, можем сказать, что Турция и Иран последовательными шагами несут следующие сообщения всему миру:

1) Суннизм и шиизм – не сепарация, а новое название для интеграции. Пусть никто не надеется на Исламскую гражданскую войну через суннитско-шиитский конфликт. По крайней мере, Турция и Иран не послужат причиной такого столкновения.

2) Турция и Иран вместе будут противостоять против угрозы Большого ближневосточного проекта. При необходимости, могут создать новый союз по безопасности, в этот процесс могут включиться Ирак и Сирия. Могут последовать и другие страны.

3) Обе страны против Курдистана, базирующийся на Северном Ираке и Северной Сирии. Ни в коем случае не позволят этому быть. Допускают всевозможные вероятности, включая войну. Тогда как американо-израильский дуэт говорит о прямой войне в Сирии, то Турция и Иран после этого визита говорят этому дуэту «hodri meydan» (можно понять как «бросить вызов»)!

Это можно расценить как «Сельджукскую модель» (Selçuklu Modeli) или «Возвращение обновленного Саадабадского духа» (Yenilenmiş Sadabat Ruhunun Dönüşü) против Большого ближневосточного проекта…