Политика Туркменистана “Новый Шелковый путь”

Туркменистан, расположенный между Центральной Азией и Ираном, имеет очень важное стратегическое положение. Другими словами, Туркменистан является воротами Ирана в Среднюю Азию, и открывает двери Каспийского моря Узбекистану, Таджикистану и Афганистану. В этом контексте Туркменистан находится в центре торговых путей, которые развиваются как в направлении север-юг, так и в направлении восток-запад. Руководство страны осознающее свою стратегическую позицию придает важное значение развитию торговых и транспортных маршрутов, которых мы можем называть «Новым Шелковым путём». В этом контексте имеет большое значение тот факт, что президент Гурбангулы Бердымухамедов объявил 2018 год годом «Туркменистан – сердце Великого Шелкового пути». Поэтому необходимо рассмотреть политику Ашхабада по новому Шелковому пути. Особенно очень важны железнодорожные проекты Туркменстана для развития международной торговли.

Прежде всего, стоит отметить, что внешняя политика Туркменистана определяет рамки экономического развития страны. По сути, Ашхабаду было необходимо избегать геополитической конкуренции из-за его соседства с нестабильной страной такой как Афганистан и с Исламской Республикой Иран, который имеет напряженные отношения с США с 1979 года. Учитывая это, руководство страны приняло решение о «постоянном нейтралитете» 12 декабря 1995 года, и этот шаг был встречен с уважением в международном сообществе. Этот статус позволил Туркменистану сосредоточиться на повышении благосостояния страны, не связываясь с военными и геополитическими проблемами региона. В этом контексте Ашхабад развивает сотрудничество с Турцией и с другими странами Тюркского Мира, со странами Содружества Независимых Государств (СНГ), Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), Организации экономического сотрудничества (ОЭС), особенно с соседями по Каспийскому морю.

Принимая во внимание региональную и глобальную геополитическую конкуренцию, Туркменистан стоит на пересечении влияний Москвы, Пекина, Тегерана и Анкары. Ни один из упомянутых центров власти не желает, чтобы Ашхабад оказался под влияниями других стран. Поэтому в этом отношении все региональные и даже глобальные силы  удовлетворены статусом «постоянного нейтралитета» Туркменистана. А правительство Туркменистана имея преимущество, обеспечиваемое за счёт нейтральной внешней политики, сосредоточился на экономическом развитии страны. В этом контексте можно определить внешнюю политику Туркменистана как политику, ориентированную на экономику.

Как мы уже отметили, Туркменистан является воротам центральноазиатских стран в ближневосточный регион. В этом контексте ключевую позицию имеет железнодорожная линия «Серахс»  между Туркменистаном и Ираном. Проезд (переход) открывшийся в 1997 году был важной линией соединяющей средиземноморские порты с тихоокеанскими портами. Посредством (благодаря) этой линии Иран открывается в Центральную Азию и Китай, а страны Центральной Азии, не имеющие выхода к морю, открываются Персидскому заливу и за пределами Ирана в Европу через территорию Турции. Несомненно, основа реализации такого стратегического проекта заключается в дальновидной политике туркменской администрации.

Завершение строительства железной дороги «Китай-Казахстан-Туркменистан-Иран» в 2014 году и открытие дороги президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым и президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым дали импульс торговле в направлении восток-запад. Годовой объем перевозимых грузов по этой линии составляет 12 миллионов тонн и эта линия также рассматривается как часть Транспортного коридора Север-Юг, поскольку соединена с иранской железнодорожной сетью идущей с севера на юг Ирана. Поэтому эта железнодорожная линия является важным маршрутом для Казахстана и Туркменистана, открывая им выход к теплым морям. Аналогичным образом, линия открывает Ирану выход к Центральной Азии, России и к Европе. Например, в 27 декабря 2017 года информационные агентства сообщили, что крупная партия фруктов отправленная из Пакистана в Туркменистан и Казахстан через Иран, могут стать началом нового транзитного коридора для транспортировки пищевых продуктов из Юго-Восточной Азии в Россию.[1]

Мы должны учитывать, что железная дорога «Китай-Казахстан-Туркменистан-Иран» является частью проекта «Один пояс, один путь”, объявленного Пекином в 2013 году. В этом контексте Туркменистан представляет собой южный маршрут этого проекта. Поэтому Туркменистан считается стратегическим партнером Пекина. Кроме того, линия «Китай-Казахстан-Туркменистан-Иран», предоставляет более прибыльную транспортировку от Китая до Ирана чем линия «Китай-Казахстан-Узбекистан-Туркменистан-Иран». Потому что линия проходит через территории двух стран, а не трёх. Поэтому желающие отправить товары по направлению Восток-Запад, из Ирана в Китай или из Китая в Иран, предпочитают эту линию. Если в двух словах то, Туркменистан является ключевой страной в китайских проектах «Новый шелковый путь».

Соседство Туркменистана с Афганистаном требует от Ашхабада заботу к безопасности упомянутой страны. В этом контексте Ашхабад, который поддерживает экономическое развитие Афганистана, способствует стабильности Афганистана. Железнодорожные линии, строенные между Туркменистаном и Афганистаном, могут быть оценены в контексте политики Ашхабада по новому Шелковому пути. Как известно, во времена советского периода город Серхат (Туркменистан) и город Тургунди (Афганистан) были связаны железной дорогой. В 2007 году железная дорога снова начала использоваться по инициативе руководства Туркменистана и в конце 2017 года началось продление линии от Тургунди до Герата. С завершением 100 км железнодорожной линии Тургунди-Герат, самый важный город на северо-западе Афганистана Герат будет привязан к железным дорогам Центральной Азии и будет достигать к Каспийскому морю через Туркменистан. Вторая линия начавшаяся с Туркменистана соединяет город Акина (Афганистан) с городом Атамырат (Туркменистан) через Имамназар. Железнодорожная линия, открывшаяся в 2016 году, становится ветвью Северной железнодорожной линии, которую планируют построить между Гератом и Мазари Шарифом и провести через Андхой. Эти проекты являются конкретными примерами того, какие важные задачи Ашхабад осуществляет в контексте региональной стабильности.

В итоге, Туркменистан умело пользуется своим стратегическим положением в поднятии экономики страны. Благодаря этой дальновидной политике президента Гурбангулы Бердымухамедова, Туркменистан становится центром региональной торговли и транспорта. При анализирование политики Ашхабада по новому  Шелковому пути видно, что эта политика переплетается с многовековой историей туркменов. Города на туркменских землях как Ниса, Ургенч и Мерв на протяжении столетий были центрами международной торговли. Связи с этим можно сказать, что проект «Туркменистан – сердца Великого Шелкового Пути», которого руководство Туркменистана проводит основываясь на историю и ориентировываясь на будущее, еще больше повысит международную репутацию страны.

[1] “Иран планирует открыть новый транзитный коридор для грузов из Азии в Европу” (İran, Asya’dan Avrupa’ya kargo için yeni bir transit koridor açmayı planlıyor), Rzd-partner.ru, 27 Aralık 2017, http://www.rzd-partner.ru/logistics/news/iran-planiruet-otkryt-novyy-tranzitnyy-koridor-dlya-gruzov-iz-azii-v-evropu/, (Erişim Tarihi: 28.12.2017).