Политика Ирана по ближнему зарубежью на грани провала?

Для того, чтобы мы могли дать точный ответ на этот вопрос, нам необходимо внимательно рассмотреть недавнюю политику США и Ирана. В этом контексте перед нами появляется картина состоящая из четырех основных пунктов — «влияние на общественное мнение и получение общественной поддержки», «придавать значение дипломатии и в этом контексте поиск нового баланса-союза, сотрудничества и поддержки», «политика давления» и «укрепление позиции на арене и запугивающие действия».

Результаты тщательного анализа этих четырёх пунктов указывают через ближнего окружения Ирана на его сердце. Другими словами, видно, что дисгармоничная политика по ближнему зарубежью, которую придерживается Иран в контексте «инструмент-политика-стратегия», проявляет эффект бумеранга не только снаружи, но и внутри страны.

Взглянув на первый пункт с точки зрения обоих сторон, мы видим, что США в значительной степени получили желаемый и ожидаемый результат от Иранской общественности, в то время как, выглядят проигравшим в глазах международной общественности. Критика/реакции со стороны иранцев в адрес властей из-за проводимой ими внешней политики, особенно по ближнему зарубежью и палестинскому вопросу, могут быть оценены в данном контексте.

Что касается дипломатии, то здесь ситуация, похоже, больше благоприятствует Ирану. США, используя свою многогранную силу и преимущество, с одной стороны, следуют плану по формированию нового и мощного блока против Ирана. С другой стороны, США стараются прямо и косвенно нацелится на двусторонние  и многосторонние отношения Ирана, и на организации, включающие в себя Иран или сформированные вокруг него.

Однако данная политика США привела к неблагоприятным последствиям во многих странах, особенно в Китае, Индии и даже в Европе, в том числе и в России. Несмотря на то, что Россия стремится к сбалансированной политике в отношении Ирана и США-Израиля, она всё-таки должна учитывать иранский фактор в контексте своей политики по безопасности ближнего зарубежья. (Поскольку я собираюсь в будущем написать более подробно про этот вопрос основываясь на акторов, то на данный момент эту тему пропускаю).

Более того, иранская политика Соединенных Штатов разделила весь мир на две части: американско-израильская пара и «другие». Эта политика, идентифицированная с Трампом, ускоряет формирование «Союз других». В этом случае реакции БРИКС (Бразилия, Россия, Китай, Южная Африка), Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и Астанинского процесса, несомненно, будут иметь первостепенное значение.

А также будет тот, кто  захочет воспользоваться ослаблением США и превратить этот кризис в возможность. В этом контексте, в предстоящем периоде не удивляйтесь увидев Европейский Союз (ЕС) в процессе формирования новых действий-структур. В результате иранская политика всё больше и больше изолирует США.

Если Иран проиграет, «другие» тоже проиграют…

Хотя политика давления США на Иран может показаться, что привела к непредвиденным результатам в рамках других акторов, но с другой стороны она всё же дает желаемые результаты в отношении иранской экономики и общества. Если Китай не будет субсидировать Иран, нынешние обстоятельства будут непреодолимыми или непереносимыми для режима. На таком этапе проведение многочисленных изменений в политико-бюрократическом механизме в целях успокоения общественности не принесут желаемого результата.

Поскольку США осведомлен об этом, будут действовать еще более решительно в отношении санкциях против Ирана. Разумеется, здесь важна реакция международного сообщества, особенно соседей и союзников Ирана на такие меры США принудительного воздействия. Потому что, если Иран проиграет, они тоже в значительной степени проиграют.

Поэтому иранский вопрос нельзя рассматривать как конфронтацию между двумя странами. Тегеран, осознавший  это, пытается разработать соответствующую политику. Вполне вероятно, из-за этого Тегеран с такой легкостью бросает вызов Вашингтону.

Политика Ирана по ближнему зарубежью находится на грани провала…

«Политика ближнего зарубежья», которую придерживал Иран в последние годы, указывается как результат поиска безопасности Тегерана, но события в этом процессе показывают, что на самом деле «Политика ближнего зарубежья» — региональная империалистическая политика. США, открывая путь в систематический вакуум власти в этой стране, особенно в Афганистане, Ираке, Йемене и Сирии, дал толчок к раскрытию историческим амбициям Ирана и быстро превратил его в региональную угрозу. Соединенные Штаты, систематически превративший Иран в региональную угрозу, в настоящее время всему миру показывает Иран как регионально-глобальной целью.

Методы и средства используемые Ираном во имя борьбы с терроризмом в регионе,  сегодня сделали Иран угрожающим элементом для других стран региона. Есть попытка показать Иран как «несостоявшееся государство», которое поддерживает террористические организации, это видно на примере Ирака, Афганистана, Ливии и других стран. Заявление Трампа о том, что Иран  «террористическое государство», с этой точки зрения не должно ускользнуть от внимания.

Но вот что интересно в этой ситуации — даже тегеранские союзники обеспокоены этой политикой. Например, Россия очень обеспокоена политикой Ирана в Сирии. Если бы это было не так, позиция Путина в Хельсинки была бы совсем другой.

Кроме того, мы не должны игнорировать Ирак. Реакция иракской общественности на Тегеран во время и после избирательного процесса явно указывает на то, что Иран стал «нежелательной страной». Другие страны могут последовать за этим в предстоящий период. Поэтому ближнее зарубежье Ирана больше не является безопасным.

И вот поэтому Ирану необходимо разработать новую политику по ближнему зарубежью и отступая на территорию своего исторического влияния, избавиться от ловушки США. В противном случае, он сам станет проблемой ближнего зарубежья!