Определение «врага» в отношениях между Турцией и НАТО и доктрина Эйзенхауэра

После 15 июля (2016) Турция, которую НАТО объявила «страной риска» похоже, открыто стала мишенью. Норвежские учения НАТО можно рассматривать, как «объявление уже известного».

Отношения между Турцией и НАТО, которые после 15 июля находятся на самом низком уровне, с этого момента будут уже оцениваться по-другому. Говоря конкретней, процесс разрыва в альянсе Турция-НАТО ускорится. На этом этапе слова президента Реджепа Тайипа Эрдогана очень важны: «Мы вывели наши войска из учений НАТО, такого союза и союзников не может быть».

Это разве сюрприз? Конечно, нет. По крайней мере, те, кто непрерывно следят за этой колонкой, знают, что Турция была целью НАТО, по крайней мере, последние пять лет идет операция по демонстрации нашей страны как «неудачного государства».

Например, статья, которую я писал в мае 2012 года, называлась именно так: «Теперь на голове Турции чулки НАТО?». Это не все. Другие примеры: «НАТО без Турции?» (сентябрь 2014 года); «Вражеский» союзник НАТО» (декабрь 2014 года); «Кто реальная угроза: НАТО или Россия?» (11 июля 2016 года. Вы возможно обратили внимание, это я писал за 5 дней до попытки переворота 15 июля); «Внезапно одним утром: НАТО без Турции» (8 мая 2017 года); «Глубокий конфликт на Западе: Турция без НАТО и без ЕС» (8 мая 2017 года)…

Мы как раз подошли к той точке, о чем говорили в этих статьях. Мы попытались затронуть такие вопросы, как «новые», «секретные документы», «секретные договоры», что стоят на повестке дня, и связали их с «доктриной Эйзенхауэра». Если вмешательство НАТО будет иметь место, то ее основы заложены в этой доктрине от 5 января 1957 года и в двустороннем «Соглашении о сотрудничестве», подписанном правительством Мендереса с Соединенными Штатами 5 марта 1959 года.

Потому что в соглашении предусматривалось, что «в случае косвенного или прямого нападения на Турцию, по запросу правительства Турции, будут использоваться вооруженные силы США для оказания помощи».

Это понятие в доктрине и в последующих двусторонних соглашениях оценивалось правительством Демократической партии (ДП) и его ближайшим окружением «в пользу» Турции. Например, представитель Министерства иностранных дел Турции, выступавший в Комитете по иностранным делам Великого Национального Собрания Турции, говорил, что «это соглашение будет действовать в случае прямого или косвенного нападения, Соединенные Штаты будут оказывать вооруженную помощь с  той же гарантией даже в случае тайных и разрушительных действий».

Тем не менее, самый важным пунктом для осуществления Доктрины Эйзенхауэра в Турции, является понятие «непрямого нападения», что довольно критично. По сути, концепция политики США о «непрямой агрессии», о которой говорится в соглашениях, подписанных Пакистаном и Ираном, вызвала большие споры в Турции.

27 мая Демократической партией стало ясно, что доктрина и договор не работают в пользу Турции, но было уже слишком поздно. Соединенные Штаты воспринимали попытку правительства ДП восстановить во внешней политике «Советское равновесие» как враждебную и косвенную атаку против нее, и непосредственно ответили такому ходу событий государственным переворотом, а этот «поиск равновесия» раскололи на «виселице».

Поэтому, Соединенные Штаты ссылаясь на соглашении по «запросу правительства», как показал переворот, вмешались против правительства, и в  основе этого вмешательства лежат соглашения, подписанные самой ДП, послужившие причиной многим спорам до сегодняшнего дня.

Вмешались во внутренние дела, будто ДП была оппозицией. Хотя для США была открыта возможность вмешательства и в дела оппозиции, используя ту же концепцию «непрямого нападения».

Следующий удар Эйзенхауэра был совершен во времена АНАП (Партия Отечества)-Тургута Озала, попытки по достижению «Российского баланса» во внешней политике и инициативы по турецко-исламской федерации канули в неизвестность.

Тем временем утверждения Хайдара Тунчканата в отношении этого договора оказались очень справедливы: «Это соглашение преследует интересы Великобритании и Америки на Ближнем Востоке, и цели по удержанию сотрудничающих с ними правительств во власти». Вот почему нет необходимости искать секретные сделки. Потому что даже открытые (в смысле, соглашения) дают широкие основания для вмешательства.

Таким образом, как и членство в НАТО имело свои цены (Корейская война и сотни погибших наших солдат), так и выход из НАТО имеет себе цену. Турецкая Республика знает об этом и делает все необходимое. Первую проверку она успешно прошла 15 июля, а НАТО и силы, стоявшие за ним, получили неожиданный исторический урок. И причина их теперешних проделок – это недовольство и реванш того урока.

Но им это не удастся!