«Новая дорожная карта» от Манбиджа до Кандиля…

Cобытия на юге Турции знаменуют собой новый этап в процессе, начатом в момент уничтожения террористического коридора. Курс в Кандиль в Ираке после Африна в Сирии и заявления возможного курса к направлению в дальнейшем в Синджар, с точки зрении террористической группы РПК и ее региональных выводков указывают на конец пути или на новую стадию.

Разве, это сюрприз? Конечно, нет! Поскольку Турция еще два года назад объявила, что не допустит коридор террористов на юге своей страны. В этом отношении, в процессе начавшего в Джераблусе, и достигшего своего пика в Африне, начали обсуждаться операции в Кандиль и Синджар. Ожидали, что эта новая волна операций должна начаться раньше. Но, похоже, там дела пошли точно так же, как это было в Африне: прошел интенсивный военный и дипломатический период подготовки.

Быстрое продвижение турецких вооруженных сил (TSK) к Кандилю указывает на данный факт. При таком раскладе, от Кандиля ничего не останется. К тому же, мы видим, что операция, проводимая турецкими вооруженными силами (TSK), сосредоточенная в Кандиле, направлена на районы Хакурк, Гара, Метина, Зап, Кандиль и Авасин Басиан в Северном Ираке. И кажется Иран заблокировал задний выход Кандиля. На этот раз дела террористической группы, действительно, трудны…

Конечно, сложности в делах террористической группы не возникает только из-за этих последних событий. Решительные турецкие операции с 2015 года и их трансграничное измерение, несомненно, весьма эффективны в этом отношении.

Последнее поражение РПК и его сирийских групп – PYD/YPG в Африне, ускорило не только упадок военных способностей, но и психологический крах террористических групп.

Это с одной стороны, оказалось причиной для США, которая утратила надежду в этой террористической структуре, на ускорение «примирения» с Турцией, с другой стороны, кажется, натолкнуло людей региона на изменение отношения к PYD-YPG и США. Реакции курдских племен в Африне, Диярбакыре, Хаккари и даже в Северном Ираке, теперь встречаются также в Манбидже.

Эта волна реакций показывает, что террористические группы в регионе, особенно РПК, несут серьезные потери. И, конечно, потерю крови также испытывают имперские силы, стоящие за ними. То есть, это полное поражение.

США заново выбирают Турцию?

Это, конечно, также указывает на то, что США начали проигрывать прокси войну в регионе, по крайней мере, против Турции. Это, в свою очередь, толкает Вашингтон начать новый процесс с Анкарой.

В этом контексте, необходимо указать, что министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу, который встретился с госсекретарем США Майком Помпео в Вашингтоне, заявил об одобрении дорожной карты по Манбиджу. Потому что стороны, еще вчера оказавшиеся на пороге войны на востоке Манбиджа и Евфрата, не только преодолели напряжение, еще и дают понять, что могут решить проблемы в других кризисных зонах через «модель Манбидж».

Министр иностранных дел Чавушоглу утверждает, что если дорожная карта, разработанная в рамках трехступенчатой «модели Манбидж», окажется успешной, то она будет реализована и в других регионах Сирии, подчеркивая это следующими словами «… с началом применения этой дорожной карты, мы начнем избавляться от одного предмета, который нарушает наши отношения с США».

Министр иностранных дел Чавушоглу указывает, что эта дорожная карта является важным испытанием для более широкой дорожной карты в турецко-американских отношениях. Потому что Манбидж – это только видимая сторона «кризисного айсберга» в турецко-американских отношениях…

Поэтому успех или провал «модели Манбиджа», похоже, в значительной степени укажет на будущее турецко-американских отношений. Здесь, как это было и раньше, поведение США будет решающим фактором. Потому что в игре на Ближнем Востоке по-прежнему идет основное время. После окончания матча и экстра-таймов, Турция может продолжить игру в другой форме, или США может потерять свое место на поле.

Иранское измерение данного процесса…

Взглянув с точки зрения Ирана, мы видим, что Тегеран поддерживает Турцию в Кандиле. Эта поддержка важна, поскольку она показывает, что отношение/сотрудничество в период кризиса 25 сентября продолжается. Но более важное то, что Иран начинает сильно ощущать угрозу PJAK…

Так как текущие события по-прежнему содержат много неопределенностей по поводу PJAK, иранской ветви террористической группы РПК. В частности, это связано с нестабильностью во внутренней политике Ирана, начавшейся 28 декабря 2017 года, и жесткая политика, которую Соединенные Штаты начали придерживаться в отношении этой страны.

Кроме того, политическая напряженность в Ираке, похоже, заставляет Иран следовать более осторожной политике, особенно проявляющая себя политическая воля в Ираке в последнее время имеет тенденции использовать баланс Турция-США против Ирана. Конфликт между террористической группой РПК и силами Хашди Шаби в Синджаре и растущее военное присутствие США в этом районе представляет нам интересную композицию и напоминает критические стороны данного вопроса…

Таким образом, события в регионе указывают на новый процесс в контексте Турции, Ирана и Соединенных Штатов Америки. В более широком смысле, в ближайшем будущем на повестке дня появятся дилемма НАТО-Астана с точки зрения Турции…