Началась ли операция «Иран»?

Ответ на этот вопрос, на самом деле, в значительной степени очевиден, поскольку, в ходе начатой ранее операции были проделаны новые шаги. Об этом Reuters публикует новость.

Согласно этой статье, американские официальные лица заявляют, что администрация президента Дональда Трампа проводит конференции и онлайн-собрания и начала агрессивную кампанию по созданию инцидентов в Иране, завершению ядерной программы Тегерана, и по поддержке повстанческих групп, и то, что операция ведется при поддержке министра иностранных дел Майка Помпео.

Правительство Тегерана, должно быть, в курсе этой кампании по дипломатической изоляции Ирана, провоцированию экономического кризиса в стране через санкции и по свержению режима, так как свою реакцию на данные угрозы показывает словами «не играй с моим хвостом».

В этом случае следует вспомнить заявление президента Хасана Рухани, когда он 22 июля выступая в своей столице Тегеране, обратился к главам миссии за рубежом и строго предостерег президента США Трампа: «Не играйте с хвостом льва, это приведет лишь к разочарованию». Рухани предупреждает США не продолжать свою операцию и говорит: «В противном случае будьте готовы на многомерную и всестороннюю войну».

В своем выступлении президент Рухани не только запугивает Трампа, но также дает важные подсказки относительно того, как они отреагирует на атаки США, в том числе и о том, как Иран будет проводить политику с Европейским союзом (ЕС), Израилем и на Персидском заливе. Поэтому необходимо тщательно проанализировать сообщения Президента Ирана, представленные на этом заседании.

Какие послания передал Рухани через послов?

Если идти по порядку, во-первых, Рухани дает следующие прямые послания США: 1) Нынешняя администрация Соединенных Штатов находится в борьбе с миром и с собственными национальными интересами; 2) Иранский народ во имя свободы и независимости противостоял марионеточному диктатору. В этом плане нет большей внешней силы для народа Ирана и революции, чем США. Свержение, расчленение и ослабление – это главная политика США против Исламской Республики; 3) Стратегическая глубина Ирана простирается на востоке до полуострова, на западе до Средиземного моря, до Красного моря на юге и до Кавказа на севере; 4) Американцы должны знать, что мир с Ираном – это мать всех миров, и война с Ираном – это мать всех войн; 5) Мы не угрожаем, и наша сила имеет сдерживающий характер. Мы, несомненно, победим США.

Иран, для того чтобы получить исламский мир на свою сторону, дает понимать, что будет до конца использовать палестино-израильский вопрос.

Послания Рухани в этом контексте точно таковы: 1) Белый дом еще никогда не выступал против международных норм, исламского мира и палестинцев как сейчас; 2) Сегодня как никогда становится ясно, что сионистский режим основывается на оккупации и агрессии; 3) Они бесстыдно говорят «Палестина не исламская страна», и мы доказали соседям и арабскому миру истинную природу Израиля; 4) Величайшим врагом международных прав человека является сионистский режим. Сегодня наглядно доказано, что Израиль является центром расизма; 5) Мы ищем хорошие отношения с миром и хотим только позитивных отношений с соседями. Пытаемся исправить отношения Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна с Ираном.

Другая стратегия Ирана, так же как и в России, состоит в том, чтобы разделить Запад внутри себя. И поэтому они до конца будут использовать ядерный кризис и нынешнюю позицию Трампа. Для этого не следует упускать из виду слова «Белый дом всегда мешает Европе приблизиться к нам», которые Рухани характеризует названием «3-й заговор, ядерная деятельность».

Еще одним важным козырем в руках Ирана являются водные пути, и, насколько мы можем понять, они не ограничиваются Ормузским проливом. Рухани описывает это как «безопасность водных каналов» и говорит: «У нас много проливов, Ормузский пролив является лишь одним из них». Не следует рассматривать это заявление только как альтернативные маршруты экспорта нефти и газа. Вопрос также стоит рассматривать с точки зрения Красного моря и Суэцкого канала. Таким образом, наличие Ирана в Йеменско-Африканском Роге становится все более значимой. Поэтому возможная атака на Иран и здесь найдет эхо.

Насколько силен Иран на самом деле?

Так на самом же деле события развиваются по сценарию Рухани? Насколько силен Иран у себя и снаружи? Получит ли он всю необходимую поддержку? Например, по палестинскому вопросу, как смотрят на Иран местные группы, как ХАМАС? Крупнейший союзник Ирана Россия насколько крепко будет стоять за Тегераном? И как в этом контексте мы должны оценивать последние события в Сирии и иранское измерение на Хельсинкском саммите?

Говоря откровенно, недавние события в Сирии и Ираке, и протесты, начавшиеся 28 декабря 2017 года и мало-помалу показывающие себя и сегодня, указывают на совершенно другой Иран, и на этот раз дела у «Муллов» кажутся действительно трудными.

Например, за несколько часов до заявления «За счет крови наших молодых людей, мы победили террористов», Иранская революционная гвардия теряет 11 своих подопечных в результате взрыва арсенала в пограничном полицейском участке Сайидуса-Шухеды Хамзы, расположенного на Иракской границе и террористических нападений на Мериван. Помимо этого, деятельность ИГ на границах Афганистана показывает, что слова «Мы выкопали корни ИГ и спасли народы региона» слишком преувеличены. В противном случае, в последних поисках союза против ИГ никто активно не обсуждал «иранских талибов» в качестве вариантов для выхода…

Поэтому, на этот раз дела Ирана действительно запутаны! Тогда на кого и на что полагается режим? Я попытаюсь ответить на этот вопрос в своем следующем анализе…