Направление новой внешней политики Турции, основные динамики и российское измерение (1)

В период пост-Холодной войны государства мира вступили в две крупные схватки в поисках «Нового мирового порядка». Первая из них – «выживание», а другая – расширение своего влияния в мире, то есть становление центром силы.

Для некоторых государств, это, является, вопросом простого выживания, и как обычно, потери, когда как некоторые преуспевают в поисках регионального или глобального статуса власти. Например, если США все время напоминает о «однополярном » мире, очень важно, что Россия делает выпады по «многополярности», в основном связанные с некоторыми опасениями, которые послужили для этого мотивом.

Следовательно, «многополярность» здесь можно рассматривать как антидот против США в глобальной борьбе за выживание. Другими словами, страны смогут реагировать на гегемонию США и, следовательно, на общую угрозу национальной безопасности только политикой «многополярности», и только в коллективной форме.

Именно по этой причине многополярность нынче очень популярна. Мои слова станут яснее, если внимательно взглянуть на процессы формирования и развития Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в период с 1996 по 2001 год.

В процессе формирования еще не имеющего названия Нового мирового порядка, положение некоторых государств, в частности Турции, весьма интересна. Эти государства, возвращаясь к своим историческим кодам, находятся одновременно в двух битвах.

Другими словами, эти государства, с одной стороны, борются за выживание, с другой стороны, пытаются стать региональной и глобальной силой. Несомненно, это утверждение показывает, как важен пример России. Поскольку Россия чуть ли не испытала второй распад после СССР и поэтому, думая о своем выживании, объявила о своей политике ближнего зарубежья. Сегодня Россия, руководствуясь этой же политикой, смогла проделать большую дистанцию на пути к тому, чтобы стать региональной, а затем глобальной державой…

Поэтому, с точки зрения государств, находящихся в процессе возвращения к своим историческим кодам, очень важно следовать политике, которая соответствует духу времени, его реалиям, ценностям и собственному пониманию своей исторической миссии.

Фактически, вступившие на путь изменений и преобразований страны в соответствии с новым миропорядком, то есть те, кому это все-таки удается, подвергаются угрозе в минимальной степени. А кому это не удается – проигрывают…

Для этого достаточно взглянуть на события после Холодной войны. По крайней мере, сегодня на Земле нет государства под названием Югославия. Говоря Югославия, сегодня страны подвергаются угрозе «Югославизации». Если сказать, что «балканизация» регионов проходит через «югославизацию», то это, скорей, будет правдой. Таким образом, проект Большой Ближний Восток, практикующийся в настоящее время и угрожающий Турции, можно рассматривать тоже как проект по «югославизации».

Россия, как и Югославия, пережила эту угрозу одновременно с Югославией. Ответ России, ее «методы», «риторика» и « инструменты », которая она использовала против косвенной угрозы Бжезинского, очень важны в этом отношении, особенно с точки зрения двух государств с общей географией и историей.

Союз ближнего зарубежья…

Новый период внешней политики Турции выходит на первый план особенно с измерением России. «Процесс нормализации», получивший свое название еще 16 ноября 2001 года с «Планом действий по сотрудничеству в Евразии», саботированный 24 ноября 2015 года и корректированный 27 июня 2016 года, имеет большое значение.

Сотрудничество Турции и России в сирийском/ближневосточном вопросе после 27 июня и стратегическое партнерство, которое выросло из этого сотрудничества, серьезно беспокоит Западный мир, особенно США-НАТО. Кроме того, данные процессы, имеющие тенденцию символизироваться через Астанинский процесс, С-400 и ядерное сотрудничество, в настоящее время становятся причинами угрозы для Турции.

«Союз ближнего зарубежья» между двумя главными «чужими» Запада – Турцией и Россией в ответ на общее восприятие угрозы, конечно, сулит большой ночной кошмар Соединенным Штатам. США знают, что этот процесс не будет ограничиваться с С-400. Поэтому, они ускоряют различные методы против Турции.

Например, Президент Дональд Трамп в последнее время показывает Турции «морковку», а заместитель министра иностранных дел Уэсс Митчелл размахивает «кнутом». В качестве последнего примера, Митчелл угрожал санкциями Вашингтона, если Анкара реализует соглашение с Россией по системам противовоздушной обороны С-400.

Таким образом, Россия занимает здесь очень важное место. Разумеется, важна не только военная техника, которой обладает Россия, но и опыт России испытанный после Холодной войны. И кажется, этот опыт оказал значительное влияние и на Турцию.

Что же это за такой опыт? И сможет ли он действительно стать моделью для Турции? Как это повлияет на ход внешней политики Турции, ее позицию? Это приведет к переменам в одной оси или станет причиной рождению новой? Я постараюсь ответить на эти вопросы в моем следующем анализе…