Геостратегические интересы России в регионах Ближнего Востока и странах Северной Африки

Современная внешняя политика Российской Федерации касательно стран Ближнего Востока обусловлена проимперскими амбициями, связанными с возрождением утраченных стратегических позиций со времен Советского Союза. Это происходит за счет комплексной реализации геополитических, геоэкономических и милитаристских целей России. Их достижение пересекается с потребностями в обеспечении реализации российских национальных интересов как внутри, так и за пределами страны.

Современная геостратегия России в мире основывается на концептуальных основах формирования многополярного порядка. Таким образом, Россия всеми силами пытается восстановить свое влияние на Ближнем Востоке и в Северной Африке, прежде всего, в противовес США, Евросоюзу и Китаю, активно усиливая свои геополитические позиции в указанных направлениях.

В Концепции внешней политики Российской Федерации от 30.11.2016 г. указано, что стратегической целью РФ является усиление могущества российского государства, конкурентоспособности национальной экономики, укрепления международного имиджа России как одного из основных геополитических центров мира.[1] Реализуя установки данного концептуального документа, руководство РФ выстраивает соответствующую стратегию давления на геополитических оппонентов для обеспечения реализации собственных национальных интересов на Ближнем Востоке и в Северной Африке, под прикрытием миротворческих лозунгов.

Ситуация в вышеуказанных регионах характеризуется ростом уровня напряженности геополитического противоборства России, прежде всего, с западными странами. В рамках этого, Россия искусственно пытается создать давление на страны Аравийского полуострова и Израиль, главных стратегических партнеров США на Ближнем Востоке.[2] Очевидно, эти страны способны опосредованно влиять на американскую политику. В данном контексте, Россия путем внедрения внешней «миротворческой» политики, а также скрыто используя антисионистский настрой Ирана и Сирии, пытается ослабить американо-израильское влияние на ближневосточные и североафриканские государства, создать условия для усиления антиизраильских и антиамериканских политических настроений на Ближнем Востоке, тем самым пытаясь ослабить геополитические позиции Запада, в частности США.[3]

Развитие международной обстановки на Ближнем Востоке и в Северной Африке характеризуется ростом геоэкономической жесткой конкуренции между США, ЕС, Китаем и Россией по обеспечению преимуществ контроля за: рынками сбыта товаров и услуг, производственной инфраструктурой и богатыми ресурсами территориями, торгово-экономическими и транс-энергетическими путями в указанных регионах. Наибольшую остроту приобретает геополитическое противоборство между Россией и США. При этом руководство Российской Федерации выстраивает соответствующую стратегию давления на геополитического оппонента для обеспечения реализации собственных геостратегических интересов.[4]

Если рассматривать жесткое военно-политическое противостояние на Ближнем Востоке через глобальные детерминанты трансформации современной системы международных отношений, то прослеживается взаимосвязь и взаимодополняемость сирийского вооруженного конфликта с российской агрессией против Украины. Можно предположить, что одной из приоритетных задач для руководства России является достижение компромисса с Соединенными Штатами Америки относительно распределения сфер геополитического влияния по принципу «Уступка в обмен на уступку».

Особенностями российской внешней политики в отношении ближневосточных и африканских государств с низким уровнем внутриполитической стабильности, или конфронтацией со странами-соседями является то, что правительство РФ проводит двойную игру с противоборствующими группами давления, пытаясь контролировать обе стороны и опосредованно осуществлять управление развитием конфликта в интересах РФ. Вместе с тем российская сторона получает возможность формировать комплекс «гибридных угроз» безопасности геополитических оппонентов. Например, опосредованно контролируя обе противоборствующие стороны вооруженного конфликта в Ливии, российская сторона использует африканские миграционные угрозы в качестве рычага влияния на Евросоюз и другие государства Европы.

Россия видит в современном военно-политическом союзничестве с Турцией на Ближнем Востоке возможности инициирования процессов внесения раскола в солидарность НАТО и последующей переориентации Турции с европейского в сугубо азиатское пространство безопасности.

Для обеспечения безопасности экономических интересов России на Ближнем Востоке и в Северной Африке, а также выполнения специфических задач по реализации которых руководство РФ не всегда готово нести международно-правовую ответственность, российской стороной используются, вместо регулярной армии, — частные военные компании (в частности, такие как «РСБ-Групп» (Русские Системы Безопасности), «МАР», «Центр R», «Антитеррор», «MoranSecurityGroup», «LongifoliaCorp», «Славянский корпус» и т.п.).[5]

Предполагается, что в будущем Российская Федерация будет продолжать концентрировать усилия на формировании рычагов влияния на страны Ближнего Востока и Северной Африки, прикрываясь борьбой с международным терроризмом, использовании ошибок геополитических оппонентов в проведении внешней политики в свою пользу, усиление военного присутствия в ключевых районах системы международных отношений, расширение границ военно-технического сотрудничества.

Одновременно, руководство РФ будет решать проблемы обеспечения российской экспансии на рынках сбыта товаров и услуг и богатых ресурсами территориях Ближнего Востока и Северной Африки, в условиях современного глобального экономического кризиса и международных санкций. Можно предположить, что конфликтность в данных регионах с участием РФ может быть усилена на сирийском, афганском, суданском, ливийском и палестино-израильском направлениях.


[1] Указ Президента РФ от 30.11.2016 N 640 «Об утверждении Концепции внешней политики Российской Федерации».

[2] США обвиняют РФ в подрыве отношений Вашингтона с Эр-Риядом с помощью поставок оружия, 2018, https://iz.ru/722078/2018-03-19/ssha-obviniaiut-rf-vpodryve-otnoshenii-vashingtona-s-er-riiadom-s-pomoshchiu-postavok-oruzhiia,

[3] Российские интересы на Ближнем Востоке: насколько далеко готов зайти Кремль, 2017, https://inosmi.ru/politic/20171110/240740094.html

[4] Заноза для НАТО. Чем займутся российские военные в Сирии после разгрома ИГ, 2017, https://ria.ru/defense_safety/20171121/1509269938.html

[5] Eurasian-defence.ru, 2018, Частные военные компании в России: опыт и перспективы использования | Центр военно-политических исследований. [online] Available at: http://eurasian-defence.ru/?q=node/27048 [Accessed 25 Jan. 2019].