Выиграть Или Потерять Турцию!

Полагаю, с точки зрения Запада, этот случай повторяет пословицу «сорок мулов или сорок строк». Потому что нынешняя ситуация в отношениях между Турцией и Западом, в контексте старых привычек и дискурсов, ведет к такому результату. У Запада теперь есть два варианта: либо действовать в соответствии с реалиями нового мира вместе с Турцией, либо стать жертвой старого устройства.

Турецкие условия прекрасно ясны. Запад и прочие прекрасно знают, к чему эти условия, и поэтому им сложно принять перед ними. По крайней мере, в нынешних условиях.

Это приводит Запад на «стратегию неопределенности» против Турции. Не могут разорвать отношения с Турцией, но и не могут принять новый формат, предъявляемой Анкарой. Потому что, им нужно время, для борьбы за власть как внутри себя, так и против других. Поэтому данный момент нам сулит неустойчивую ситуацию, особенно по вопросу Турции…

Турция, конечно, в курсе такой стратегии Запада. Вот почему она ускорила попытки повернуть ситуацию на свою пользу. Анкара настойчиво толкает Запад сделать выбор. С 24 августа 2016 года политика Турции по присутствие на поле и по региональному господству, привела к большому давлению на Запад.

Неопределенность и разные реакции США и стран Запада на проводимые операции Турции – тому доказательство. Турция превратилась в объект новых дебатов и соперничества в США и на Западе.

Турция должна углублять и расширять военную операцию!

Как уже отмечалось выше, военное присутствие Турции на поле и ее достижения укрепляют ее позиции и на столе дипломатии. Этим также можно объяснить растущий в последнее время интерес к Анкаре. До вчерашнего дня оставленная в одиночестве Турция, сегодня не только в контексте Востока и Запада, но и в самом Западе оказалась желанным адресом для сотрудничества.

Роль ключевого актера на пути построения нового мирового порядка, выдвигает Турцию на первый план в качестве страны, которую не следует упускать, с точки зрения западных стран, в частности США. Несмотря на все, Соединенные Штаты и другие западные страны, включая и НАТО, в курсе того, что должны пойти на новое сотрудничество, основанного на общих интересах с Турцией.

В противном случае, по крайней мере, США уже не может лидерствовать над западным миром, не говоря уже о глобальной гегемонию. Это было бы равнозначно второй гражданской войне для Соединенных Штатов. Поэтому США сталкиваются с необходимостью отступления по вопросу YPG-PYD/PKK/SDG. Это — историческая возможность для Турции для расширения и углубления военной операции.

Операция «Африн» – большой удар для проекту «ББВ»!

Турция свой первый конкретный ответ против проекту «ББВ» и его окружения с юга дала 24 августа 2016 года через Джераблус и Аль-Баб. Совместная реакция с региональными государствами на кризис референдума в Северном Ираке – тоже показатель этой политики и решительности Турции.

И нынешний Африн, в данном контексте является продолжением операции «Щит Эфрата», начатого 24 августа 2016 года, и операции в Северном Ираке, представляя борьбу против реализованного в регионе американцами проекта ББВ.

Африн ve Мюнбич, имеют большое значение в нескольких отношениях с их геополитически-стратегическим положением.

Прежде всего, с точки зрения «Курдистана ББВ» в рамках проекта Большой Ближний Восток, занимают важную точку на выходе к Средиземному морю. К западу от Евфрата, регион является плацдармом и важным стратегическим пунктом. Таким образом, вместе с контролем Африна и Мюнбича, перекроется выход в Средиземное море Курдистана в проекте «ББВ», который, как предполагается, будет создан на территории Сирии, и в последствие военные действия над Востоком Евфрата будут более эффективным.

Нельзя допускать второй Кандиль!

Террористическая организация РПК реализует значительную часть своих атак в этой горной и лесной зоне, которую очень трудно контролировать. Этот регион, создававший проблем Сирийскому государству еще до гражданской войны, и тем самым приведший к кризису 90-х годов между двумя странами, является как почти «вторым Кандилом». Поэтому Африн является одной из основных баз террористической организации, и утрата данной точки будет иметь для них и важные психологические последствия.

По этой причине США пришлось отступить в проблеме Африн и кризисном референдуме в Северном Ираке. То же самое относится к Мюнбичу и востоку от Евфрата. Анкара никоим образом не должна позволять США вести торги по восточному Евфрату через Мюнбич.

Не следует забывать, что целью Турецкой операции, развязанного в Африне, с последующим включением Мюнбича и востока от Евфрата, является, как было объявлено с самого начала, являеться уничтожением террористического коридора  и его элементов к югу от страны, что уже долгое время, которые угрожають безопасности Турции.

PYD-YPG/PKK/SDG и ИГ в этом вопросе являются основной угрозой по отношению к Турции. Эти группировки, являеться, можно сказать, элементы прокси-войны против Турции. Каждый дюйм земли, носящий эти группировки – это адрес угрозы для Турции. В противном случае все операции, начатые с 24 августа, потеряют смысл и значимость. Так как Соединенные Штаты при первой возможности попытаются укрепиться на плацдарме, и начнут бомбить нас с юга, принуждая принять свой проект, которого пришлось откладывать.