Восток от Евфрата – это «Запад Ирана»?

Главный советник Духовного лидера Ирана аятоллы Али Хаменея Али Акбар Велаяти, жестко критикуя ближневосточную политику США, сознательно или бессознательно (возможно, проявление подсознания) через военное присутствие США в Сирии, употребил слова, которые могут обострить отношения между Турцией и Ираном. Они были такие: «Либо США сами выйдут с востока Евфрата, либо мы их прогоним».

Чего же тут такого, возможно, скажете вы. С точки зрения США проблем нет, но окраска меняется, когда вы ставите на карту цели Турции в Евфрате, после операции Африн и Мюнбич. Здесь Иран направляет сообщения не только США, но также предупреждает Анкару, заявляя: «Не ты, а я войду на восток Евфрата».

Таким образом, после выхода Соединенных Штатов из региона, туда расположится Иран и стоящие за ним силы. Говоря конкретней, южные границы Турции после США окажутся в сфере влияния Ирана.

Это, конечно, может подорвать «Зухабский (Касри-Ширинский) мир» между двумя странами. Более того, такое событие нас снова приведет к предположению «тайного сотрудничества» в американо-иранских отношениях.

Вы увидите, что такие претензии не являются действительно необоснованными, когда поставите «Кризисный референдума 25 сентября» вместе с попытками Ирана по усилению своего влияния на Северном Ираке и развития в этом контексте новых «глубоких» отношений с Барзани. Потому что такие заявления, предстают перед нами как доказательства вот таких предположений по Ирану.

Другими словами, заявления Али Акбара Велаяти и Стражей Исламской революции (КСИР) подтверждают, как Иран ищет возможности для себя в кризисах или какие цели стремится достичь, систематически поддерживая кризисы.

Таким образом, вместе с последним заявлением у нас появляется вот такая картина. Иран, с одной стороны, открывается в Средиземноморье в контексте своей политики в отношении Запада, с другой стороны окружает Турцию. Картина вот настолько ясна!

Когда я говорю о картине, это не мои слова, особенно эти «сложные отношения» между США и Ираном и ее позитивное влияние расширению Ирана…

Плакат добровольческих сил Стражей Исламской революции (КСИР), где выделяется командующий спецподразделением «эль-Кудс» (Иерусалим) Касим Сулеймани, и надпись над ним расшифровывает сложные отношения между США-КСИР и будущие развития по отношении Турции. Слова на плакате гласят: «Мы не беспокоимся о Трампе. Буш дал нам Ирак. Обама Сирию. Трамп иншаллах даст Израиль».

Вот только события на сегодняшний день показывают, что Трамп пытается постепенно предоставить Ирану Северный Ирак и Северную Сирию под образом «конфликтной зоны». И нет малейшего развития насчет Израиля.

Тем временем давайте мы добавим отсутствующий пункт в плакат добровольческих сил при КСИР: «Буш дал нам еще и Афганистан».

Почему они это не написали (!)

С другой стороны, не можем обойти стороной и момент с вопросом «какой Иран?». Хотя этот момент сильно отличается от скрытых сообщений главного советника аятоллы Али Хаменея Али Акбара Велаяти «Либо США сами выйдут с востока Евфрата, либо мы их прогоним».

Через день после заявления Велаяти (насколько я мог осведомиться), пресс-секретарь МИД Ирана Касими выступил с заявлением, с очевидной целью по успокоению Анкары, приводя следующие слова: «Наши отношения с Турцией сегодня находятся на более высоком уровне, чем в предыдущие годы. Недоразумения последних нескольких лет улажены. Теперь у нас очень тесные отношения с Турцией».

Ключевая фраза здесь, несомненно – «недоразумения». Отличное использование времени, после заявления главного советника Велаяти, полного вопросов беспокойств и сомнений.

А именно … После главного советника Духовного лидера Ирана аятоллы Али Хаменея Али Акбар Велаяти и КСИР, другое крыло в системе Ирана пытается оградить Турцию от недопониманий. Если ситуация и в самом деле имеет такое развитие, то и Иран и турецко-иранские отношения переживают не самый благоприятный период.

Да, очень сложно понять Иран! Как я уже упоминал в одном из предыдущих статьях, сила Ирана (возможно, самая слабая точка) исходит как раз отсюда.

Между тем, пока все это происходит, сбивается российский самолет и расстреливается танк турецких вооруженных сил. Значит, сцена по-прежнему чересчур скользка, а «союзнические» отношения пока не так стабильны!