Возможные кризисные моменты в турецко-российских отношениях

В то время, когда кризис в турецко-американских отношениях из-за священника Эндрю Брансона достиг своего пика, никто из здравомыслящих политиков не пожелал бы напряженности в турецко-российских отношениях. По крайней мере, в Анкаре.  Наверняка в Кремле рассматривают этот вопрос с этой точки зрения и пытаются извлечь из кризиса максимальную выгоду по линии Анкара-Вашингтон. Мы можем назвать это «российским оппортунизмом» образовавшийся в исторической политике направленной на юг.

Первое, что приходит на ум при мысле о выгоде или оппортунизме России, — это добиться от Турции согласия, чуть ли не на одностороннюю зависимость от России, путём ускорения или поощрения накаления кризиса в отношениях Турции и США до кризиса НАТО или же в общем плане до кризиса Запада.

Пока еще явно не выраженный российской стороной данный вопрос, побуждает «разумные сомнения» по этому поводу из-за новой игры, в которую начала играть Россия с США и которая была расшифрована во время Хельсинкского саммита и из-за некоторых «непонятных» действий России в процессе взаимоотношений с Турцией.

Тот факт, который доказывает что «российские намерения» уже дошли до предела и вместе с этим прагматическое понятие снова на пике, выявляется в действиях России, которая до сегодняшнего дня активно сотрудничала с нами в области Сирии, но в последнее время взяла пассивную позицию на счет данной темы. Особенно события произошедшие в Идлибе свидетельствуют о будущих серьезных проблем в турецко-российских отношениях в предстоящий период.

Другое возможное развитие в этом плане тесно связано с политикой, которой будет придерживаться Россия и Асад в контексте PYD-YPG/PKK. Реакция и требования террористической группы о совместном действии с Асадом по отношению к вопросу Идлиба и реакция России и Ирана на это, будут представлены в качестве еще одного важного вопроса с точки зрения предстоящего процесса.

Потому что, возможное сотрудничество России с PYD-YPG/PKK в Идлибе не будет отличаться от сотрудничества США и этих террористических групп против ИГ в Сирии как «союзников на поле». В Турции это будет оцениваться как неправильный выбор России. Сама же Россия лучше знает, как Турция реагирует на такие неправильные выборы.

Помимо вышесказанного, возможные причины кризиса в турецко-российских отношениях в предстоящем процессе могут быть перечислены следующим образом: 1) Определение областей влияния в процессе «Новая Сирия»; 2) Поиск России по поводу влияния на региональных курдов, особенно в Сирии и возможные «нежелательные» результаты, которые могут поставить под угрозу интересы и безопасность Турции над Северной Сирией; 3) Изменение позиции России по поводу Сирии в пользу Асада и Ирана; 4) Иранский кризис и грядущая политика Турции по этому вопросу.

Почему Россия дает сигнал об изменении политики?

Как сказано выше, основная проблема, лежащая в основе сигнала о том, что Москва может перейти к изменению политики в отношении Анкары за последнее время, это «проблема доверия», которая стала проявляться в результате «путаницы» в турецко-американских отношениях.

Если все это разобрать по пунктам, то картина выглядит следующим образом: 1) Сохраняющаяся подозрительность в отношении Турции; 2) Несмотря на все это, продолжающие турецко-американские отношения; 3) Не осуществление разрыва в отношениях Турции с США (особенно в военном крыле) и с НАТО; 4) Напротив всему, стремление обоих стран на новое сотрудничество через Мюнбич (Менбич); 5) В этом контексте желание напомнить Анкаре о важности двустороннего турецко-российского сотрудничества.

Эти вопросы выходят на передний план с точки зрения на Турцию. Другими словами, Россия укрывается за этими оправданиями. Однако произошедшие события указывают на другие вещи. Эти события можно вычислить следующим образом: 1) Дуэт США и России по разделению выгоды в Ближнем Востоке на основе Сирии; 2) Желание облегчить Иран в Сирии; 3) Дискомфорт от расширения своей сферы влияния многомерной политики Турции на основе баланса за последнее время.

Что произойдет, если Россия изменит политику по отношению к Турцию?

Неоднократно было высказано, что процесс Астана формирован Турцией и Россией. Если условия в Сирии взяли другой оборот и в связи с этим американско-израильская пара оказалась в сложной ситуации, на основе этого лежит разработанная и введенная политика Турции и России после 27 июня 2016 года.

Поэтому если Москва сделает неправильный шаг то Астанинский процесс придет к своему концу. Конец этого процесса ослабит руку не только Турции, но и России; особенно против США. После этого близкое окружение России потеряет свою безопасность. После этого непосредственная окружение России не так безопасно, как ранше. Потому что если Россия потеряет Турцию, она начнет терять Иран и другие регионы.

Поэтому самым большим нашим желанием является то, чтобы Россия не повторила ошибки США. Потому что на основе процесса нормализации Турции с Россией, которая началась 27 июня и последующего Астанинского союза лежит неправильные выборы и ошибки США по отношению к Турции.

Российская сторона всему этому близкий свидетель. Следует не забывать, что дух Астаны является страховкой этого региона. А также следует остаться верным этому духу и консенсусу, достигнутому 27 июня. В противном случае весь регион потеряет!