Вето – лишь предлог, США и «другие» хотят войны…

Нет нужды в глубоких анализах, чтобы понять состояние мира, состояние Организации Объединенных Наций (ООН) и предысторию кризиса в Восточной Гуте. Для этого более чем достаточно взглянуть на заголовки новостей про проекты по Сирии в Совете Безопасности ООН в информационных агентствах США и России.

Первая новость из США… Вето России на резолюцию США о создании нового механизма в ООН по расследованию возможных применений химического оружия в Сирии, Голос Америки подала всему миру таким образом: «Россия наложила вето на резолюцию ООН о расследовании химических атак в Сирии».

Как вы знаете, Россия тоже хотела ответить на выпады США проектом, требующим расследования использования химического оружия в Сирии. Но это не было принято. Московский Спутник также подал данную ситуацию таким заголовком: «США отклонила российскую программу расследования».

Вы, наверное, запутались; в чем разница, кто и зачем налагает вето? Потому что на самом деле обе страны предложили Совбезу ООН проекты по расследованию использования химического оружия. Но каждый наложил вето друг на друга, поскольку расчеты были разные.

США, аргументируя этот удар, хотят через Асада создать законную почву для своего спорного присутствия в Сирии, и снова собрать силы-союзников на Ближнем Востоке. А Россия же опять же через Асада пытается укрепить свой позиции в Сирии и в регионе Ближнего Востока и Восточного Средиземноморья и ликвидировать своего соперника на поле.

Все не так просто, как кажется. Мы имеем очень серьезные процессы расплат. Так что кровавая игра продолжается. Потому что, главное здесь не убийство людей, а конфликтующие интересы великих сил!

Это событие еще раз напоминает нам, что ООН, излишек Холодной войны, как и было с Лигой Наций, не является адресом решения проблем, а скорее местом, где строится большая война. Маловероятно, что ООН, построенного на логике Холодной войны и ее реалий, не спасет даже ревизия. Последний поединок вето стала крупной точкой разрыва в контексте окончания порядка ООН.

Легитимирующая функция вето…

Запомните и это. Отныне обе стороны будут использовать эти вето в качестве легитимности своих действий. По крайней мере, Соединенные Штаты будут говорить, кстати, говорят всему миру: «Мы хотели решить этот вопрос мирно и дипломатично, но Россия и ее союзники хотят войны. Поэтому и мы будем воевать». Как же?

Оставим пока Трампа, Белый дом и Пентагон и посмотрим на заявление Хейли, постоянного представителя США при ООН. Уже как несколько дней назад на Совбезе ООН она говорила, что независимо от отношения/решения ООН, США будет реагировать на изменения в Думе. Кроме того, Военно-морской флот США сделал письменное заявление в тот самый день, когда проходило голосование в Совбезе ООН, что авианосец Гарри Трумэн и сопровождающая его наступательная группа отправились в Средиземное море. Поэтому США, похоже, намерены нанести удар по Сирии, несмотря на ООН, как это было в случае с Ираком. Потому что США нуждается в войне.

Почему США хочет войны?

Очень просто, потому что США проигрывает! Проигрывает не только в Сирий, но наряду с ней теряет и глобальную гегемонию, теряет свое лидерство в западном мире, теряет своих союзников, в том числе Турцию. Потеряв все это, США будет сложно даже сохранить национальную целостность.

США хочет войны, потому что на Ближнем Востоке стало невозможно вести прокси-гибридную войну. У потерявшей ИГ и не получившей желаемого результата от своей террористические группировки PYD-YPG/PKK США, с каждым днем сужается область маневрирования.

США хочет войны, потому что Израиль хочет, чтобы Соединенные Штаты боролись за них и претворили в жизнь проект «Великого Израиля». Короче говоря, США, которые обязаны свой статус империи/сверхдержавы двум мировым войнам, нуждаются в новой большой войне для продолжения данного статуса.

И если даже не путем войны, то показом готовности к войне, Штаты стремятся достичь всех или большинства своих целей. Одним из наиболее важных целей здесь выступает, конечно, Турция и «Новая Ближневосточная тройка», в центре которого находится Турция, а именно Турция, Иран и Россия и тюрко-исламский мир.

США знает, что дела России и Ирана окажутся в намного трудном положении, если она обратно приобретет Турцию. Вот почему, они разными способами атакуют нейтральную Турцию и пытаются убедить ее, оказав давление.

Но, возможно ли это? Честно говоря, с тех пор утекло много воды. Как я много раз писал в этой колонке, США должна признать новую волю в Турции и должна дать уже определение этим отношениям. И в первую очередь, им придется уважать политику и предпочтения Турции. В противном случае, никак…

Китай свою превентивную войну с США хочет провести в Сирии?

В то время как кризис продолжает углубляться, Китай приказал своим военным судам присоединиться к ВМФ России, в случае любых горячих контактов США в Сирии. Таким образом, уравнение принимает все более сложный вид.

Это так неожиданно? Конечно, нет. Потому что мы знаем, что поддержка Китая не ограничивается только голосами в Совбезе ООН. Первые новости о включении Китая в баланс на Ближнем Востоке публикуется с ноября 2015 года. Например, 20 ноября 2015 года британская газета Daily Express, опираясь на источники с Ближнего Востока и России, сообщила, что Россия и Китай будут действовать совместно в Сирии.

Цель Китая состоит в том, чтобы любой ценой удержать Соединенные Штаты вдали от их непосредственной близости и отвлечь ее в других частях мира. Китай, на сегодняшнем этапе, ради достижения этой цели готов воевать с Соединенными Штатами за пределами своих границ.

Помимо этого, Китай также хочет обеспечить безопасность своим региональным и глобальным интересам, особенно проекту «Новый шелковый путь». И конечно, эти планы не проходят через ослабление России-Ирана и сближении Турций «заново» со Штатами, по крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

Так что эти последние развития (отправка флота Китая) – это новый вид борьбы Китая. Китай стремится доказать свой статус мировой державы также и в военном измерении. С такой ситуацией США не знакома. И дело как раз в этом. Игра с каждым днем становится все жарче.