Альтернативы и тупики для Турции после референдума

Президент иракского курдского регионального правительства Масуд Барзани достиг, чего хотел. Поставил урны в конце концов, и угрозу «да» с соусом «национальной воли», который он мог применить в любой момент, положил в карман. Говоря простыми словами,  он подлил масла по региону. Теперь с зажигалкой в руках, угрожает: «Если будете идти на меня, то все сожгу». Явно бросает вызов.

Это развитие, несомненно, равно новой региональной гражданской войне на этнической почве. Как я неоднократно говорил раньше, те, кто не могли инициировать религиозную «исламскую гражданскую войну» на Ближнем Востоке, теперь хотят начать «этническую войну». Для этого хотят использовать ненависть к курдам, которая была доведена до нужной консистенции вместе с ИГ, а фундамент всему этому был заложен, в значительной степени, террористическими организациями РПК, PYD (Партия демократического союза), YPG (Отряд народной самообороны Сирии), SDG (Демократические силы Сирии), PJAK (Партия свободной жизни в Курдистане) и войной в Персидском заливе. Провоцируя курдов региона, они желают продолжения этих проблем на десятилетия, и жертв миллионов невинных. Другими словами это турецко-курдско-ирано-арабская война…

С этой целью два севера, Северный Ирак и Северная Сирия, пришли в движение одновременно. Развития на Северном Ираке в значительной степени станут моделью для Северной Сирии, или будут формировать этот процесс. По этой причине, великая «миссия» была наложена на Эрбиль или на Барзани.

Таким образом, инициатива, что может принести региону новый хаос, в его руках, ну или точнее, у его хозяев. Потому что эта воля не принадлежит Барзани. Барзани будет действовать соответственно тому, как будут ему на ухо шептать. Это и обостряет ситуацию, и играет роль основной проблемы, решением которой стоит заняться как можно быстрее.

С этой точки зрения, наиболее важным вопросом, ожидающим ответ, является: «Что может и что нужно делать в этом случае Блоку анти-референдум (Новый фронт сопротивления), в особенности Турции?» Другими словами: Как дольше может терпеть «Новый фронт сопротивления» инициативу в руках Барзани и стоящих за ним сил? Когда и как регион может пресечь роль Барзани «Дамоклова меча»?

Цель: Региональная война через Барзани

Нынешняя ситуация не может больше так продолжаться. Региональные силы знают это, и хотят положить этому конец. К тому же, в процессе референдума, Барзани и его закулисным силам, было дано следующее четкое сообщение: «Мы не допустим изменению региональной геополитики, или, по крайней мере, это не произойдет из ваших рук и по вашему велению».

Это проявилось в военных учениях, которые проводятся после двусторонних переговоров глав генеральных штаб Турции, России, Ирана и Ирака. То есть регион дает следующее сообщение: Мы готовы ко всему, включая войну. Никогда не допустим созданию легионного государства, это вопрос национальной безопасности!

Это обстоятельство пугает Барзани и силы стоящие за ним, но с другой стороны, и облегчает их задачи. В частности, силы, использующие Барзани, желают новой войны в регионе. Если такая война произойдет, то ожидается/нацеливается затронуть весь регион.

Что может сделать Турция?

Все эти события указывают на одно: Турция имеет угрозу безопасности на юге. Сделает все, чтобы предотвратить это, включая войну! Как мы упоминали в нашей предыдущей статье, Турция своей нынешней политикой показывает, что она не повторит совершенную в Сирии ошибку в Ираке, и конкретное заявление этому было сделано президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом 6 февраля 2016 года.

В этом контексте, более чем достаточно взглянуть на резолюцию Совета национальной безопасности на октябрь 2016 года и 22 сентября 2017 года, чтобы увидеть, какие мотивы и шаги может предпринять Турция. В обоих из них четко поставлены красные линии Турции и подчеркнута правовая основа.

Здесь, подписанные двусторонние и международные соглашения, несомненно, важны для Турции. Особенно важное место занимает Лозаннский мирный договор, подписанный 24 июля 1923 года, и Анкарский договор, подписанный 5 июня 1926 года, который рассматривается как документ, имеющий дополнительный характер по иракской границе. (В следующей статье, детально изложу, что говорят Лозаннское и Анкарское соглашения по этому поводу.)

Помимо этих двух, необходимо также не забывать договор 1946 года между Турцией и Ираком, подтверждающий Анкарское соглашение, и договор 1983 года, который регулирует безопасность границ. С другой стороны, следует напомнить о фактических основаниях законной легитимности на новые концепции доктрин (неудачное государство и предохранительный удар), которые были реализованы после 11 сентября вместе с правом на самооборону и применение силы, выраженным в статье 51 ООН.

В этом процессе, конечно, есть некоторые трудности перед Турцией. В основном, можно упомянуть два тупика: первый, в области внутренней политики и безопасности; а второй, во внешней политике и в попытках новой равновесной политики, которую она пытается развивать.

Эти проблемы носят с собой некоторые ограничительные последствия, но эффективная борьба Турции с терроризмом с 2015 года, по сути, показывает, что государство начало принимать меры предосторожности по этому вопросу. Процесс нормализации, начатый с Россией 27 июня, также является важным аспектом этой предусмотрительности. Развитие событий в Сирии и процесс реструктуризации Москва-Астана, несомненно, являются частью этого вектора.

Таким образом, Турецкая Республика готова ко всем сценарным развитиям. Все стороны знают об этом, и поэтому их работа нелегка. Потому что государство, который нарушает игру, возвращается в регион. К этому, несомненно, включены оба севера (Северный Ирак и Северная Сирия)!